Арда Алахаста

«...Велик и прекрасен Мелькор, Владыка Айнур, могущественнейший из Айнур. Многими дарами наделил Эру первого из сотворенных, и в дарах остальных Валар, связавших себя с Ардой, есть его часть. Жажда творения не угасает в нем, жажда знаний, влекшая его еще до Песни на поиски Негасимого Пламени, заставляет первого из Айнур неустанно творить новое. Легко сочетает он под рукой своей столь противоположные стихии – Огонь и Лед, и кто, как не он, Владыка, понимающий суть даров и стихий собратьев своих, может быть им судьей и опорой в трудах их?

В сердце Альмарэн, на высокой горе, Чертоги его, и пламя бьется в кристаллах ледяных колонн, распускаются огненные цветы в снежных чашах и причудливо-изменчивыми витражами инея затканы окна.

Братом создан Манвэ Мелькору в думах Илуватара, и схожи они даже обликом, подобно близнецам из детей живущих. Милее всего в Арде для Манвэ небо и ветер, и эту тему вел он в Музыке Айнур. В высочайшие слои воздушного покрова Арды устремляется он на невидимых крыльях, и духи ветра сопровождают его, и все живое, живущее в небе. Стихия его – воздух, и слышит он все, происходящее в Арде, ибо все ветра, от урагана до мягкого бриза, разговаривают с ним.

В снежных метелях и пляске молний сплетаются Темы братьев, завораживая живущих жаждой приключений и новых свершений.

Бури веселят Повелителя Ветров, смерч – его танец, в грохоте шторма слышен его смех, и часто приходится ему смирять буйство свое, дабы не повредить трудам собратьев своих и не губить живущих.

Супруга его, Варда Тинталле, как и он, влюблена в небо и часто сопровождает возлюбленного в воздушных странствиях. Для нее создает он причудливые облачные картины и наигрывает мелодии на струнах дождей, а она зажигает звезды, и высоко над землей горит Венец Валар – свадебный венок, что сплела она для супруга. Радость ее – в свете, и не заблудится во тьме странник, взывающий к ней.

Нескончаемы труды Валар, часто собираются они в огненно-ледяном Чертоге.

Сиянием вливается в залу Владычица Звезд, вихрем врывается Повелитель Ветров, и кружатся в воздухе недописанные свитки, взлетают ткани, заметают столы листья, падают лепестки в кубки.

Грозно нахмурясь, встает с трона Владыка, но смеются его глаза – не может без озорства младший брат его, но развеяться порой можно и Могуществам.

И прерывают Валар совет свой и рассаживаются поближе – узнать получше о том, что происходит в Арде, послушать новые песни.

Много песен у Манвэ, любящего слово и музыку не меньше, чем небо и ветер, – торжественных и задумчивых, грустных и насмешливых... песен о бесконечном пути, о непостижимом и неизвестном.

Переливается гибкое пламя в льдистых стеблях колонн, трепещут огненные цветы, снежными хлопьями опадают лепестки на лица и тают... тают...

* * *

Манвэ улыбался во сне. Потом глаза Повелителя Арды открылись, и улыбка растаяла, как тают первые снежинки, долетая до земли. Ирмо, наблюдавший за ним во время целительного сна, подался вперед. Манвэ резко встал, коротко кивнул Властителю Душ и стремительным, летящим шагом направился к выходу из Лориэна.

Ирмо нагнал его у самых ворот:

– Что-то не так, Владыка?

– Все так.

– Но... неужели – Сон? Как же это, ведь в Садах не снится плохого...

– Разумеется, Ирмо, – улыбка Повелителя Арды была ослепительна и холодна, как льды Таниквэтиль. – Это был очень хороший сон.

© Тексты и иллюстрации (кроме особо оговоренных) - Аллор, 1999-2003
©Дизайн - Джуд, 2003