Пестрая Книга Арды

Глава 19.

Охтариэн и Талион услышали, как Эонвэ передал их Вале приказ Короля Мира. Круг. Что будет объявлено там? Чья воля?

Они не спешили уйти, сами не понимая, почему. Тулкас смотрел в пол и прихлебывал вино прямо из кувшина, изредка поворачиваясь в их сторону. Майар преувеличенно-сосредоточенно приводили в порядок снаряжение в который уже раз полубездумно начищали до блеска оружие, бросая временами взгляды на Сотворившего и не зная, что сказать ему. И он не знал. Привычный мир его представлений о правильном и должном был разрушен ударом Меча Справедливости, размылся не ихором, а неожиданно настоящей кровью, умер вместе с неестественным хрустом проколотого сердца...

Насколько раньше все было ясно, настолько сейчас все было смутно: от кого защищаться и что защищать? Как относиться к Отступнику? Насколько серьезно и бесповоротно решение Манвэ, объявленное в чертоге Ниэнны? Наконец, что делать с собственными пробужденными майар? Просить прощения он был не в состоянии, но и вести себя как ни в чем не бывало, конечно, не мог.

Так или иначе, но через пару часов он должен явиться на Круг полный. Взять их с собой как полагалось в таких случаях согласно принятому этикету? А пойдут ли? Вряд ли он сможет приказать им как раньше. Наконец, решившись, произнес:

Вы слышали, что передал Эонвэ?

Майар хмуро кивнули, оторвавшись от монотонного занятия.

Ну и? Вы пойдете?.. он хотел сказать со мной, но не докончил фразу.

Пожалуй, проговорил Талион.

Что бы ни было, лучше знать сразу, добавила Охтариэн, вкладывая кинжал в ножны. Меч уже висел у нее на перевязи.

Тогда скоро отправляемся.

Тулкас с еле заметной усмешкой покосился на арсенал, собранный майар. Бездна доверия похоже, в мирное окончание Круга обоим верилось слабо.

 

* * *

 

Оромэ выслушал приказ и призадумался. Полный Круг это все Валар и их майар. Значит ли это, что вроде бы оправданным ныне мятежникам тоже надлежит появиться там? Манвэ высказал свою волю а не прислушиваться к его пожеланиям небезопасно. В таком случае явиться без Алтарена значит продемонстрировать невнимание к словам Владыки. А этого делать не стоит. Но как будить майа? Что сказать? И пойдет ли он на Круг? Силой тащить? Так ведь он теперь свободен.

И все же придется будить. В конце концов, глядишь, сам сообразит, что лучше показаться. А вот о чем с ним говорить... После казни, когда майа был расстрелян из луков, он забрал его из Залов, надеясь, что многократной экзекуции никто требовать не будет. Так и вышло: Манвэ отменил ступенчатую смерть, хотя вначале и шел об этом разговор пока не покаются. И Оромэ, поинтересовавшись у Алтарена, не изменил ли тот свое отношение к мироустройству и получив отрицательный ответ, усыпил сотворенного. Сон скорее напоминал обморок, ибо Великий Охотник мало смыслил в этой области, а потому он направился в Лориэн и попросил Ирмо проверить, насколько все сделано правильно. Издерганный Мастер Грез, мрачно взглянув на Оромэ, все же последовал за ним и просмотрев ощущения усыпленного майа, провел рукой по его лбу и прикрытым глазам. Погладил по голове. Повернувшись к Оромэ, процедил:

Теперь он спит, точнее, просто не-бодрствует. Я бы постарался дать ему грезы светлые, хорошие, но сейчас не выйдет, Ирмо криво усмехнулся, настроение у меня неподходящее.

Оромэ поблагодарил Ирмо и, проводив его, вернулся в чертог. Перенес майа в дальнюю комнату и запер ее. Пусть уж спит спокойно, без мороков. Не Моргот же, в самом деле...

 

* * *

 

Поскольку Ирмо только поправил состояние майа, Оромэ сам был в силах вывести Алтарена из сна, что и сделал. Охотник приоткрыл светлые глаза цвета пожухших листьев и снова зажмурился. Взглянул на Валу в некотором замешательстве.

Я спал? недоуменно прошептал он.

Оромэ кивнул. Неужели майа все забыл? Не может быть! Или Ирмо...

А почему... внезапно, вспомнив все, Алтарен резко сел на ложе. Недоверчиво уставился на сотворившего. Видимо, кому-то постигшей его, Алтарена, кары показалось мало. Ну, что же... ничего нового от него не услышат он выбрал.

Куда идти? мрачно поинтересовался майа.

То есть? переспросил Оромэ.

Ну, ты же меня не просто так пробудил. Продолжение следует? Охотник невесело усмехнулся.

Вала неопределенно пожал плечами, кивнул и, прежде чем майа успел что-либо ответить, сказал:

Круг через несколько часов. Там ты узнаешь все. Пока же, согласно устному заявлению Повелителя Арды, ты не подлежишь преследованию как последователь Мелькора.

Майа замер, пытаясь осмыслить услышанное. Кратко описав дневные события, включая свой разговор с Манвэ у чертога Ниэнны, Оромэ протянул Алтарену сверток с одеждой и кинжал, который тот всегда носил с собой.

Майа молча оделся и спросил:

А Йаванна? Она тоже придет с... Ити? добавил он тише.

Приказ есть приказ, проговорил Оромэ. Потом, решившись, произнес: Хочешь, мы подойдем к ней до Круга?

Майа кивнул и внимательно взглянул на сотворившего. С чего это он такой добрый? Алтарен почти не помнил того времени, когда он и Оромэ ладили между собой. Что такое вложил в него Вала, отчего все, что ни делал майа, шло вразрез с деяниями Сотворившего? Негодное орудие, ошибка мастера... А сейчас, наверное, Вала просто должен доставить его на Круг. Ну и ладно. Главное увидеть хоть ненадолго жену (он словно попробовал на вкус это новое для них слово), а там... Там видно будет.

 

* * *

 

Йаванна была несколько удивлена столь поздним визитом. Впрочем, явление Эонвэ уже настроило ее на деятельный лад, хотя причину сбора герольд ей не сообщил.

Тихий перестук копыт по мозаичным дорожкам Валмара заставил Йаванну высунуться из окна а Оромэ уже соскочил с Нахара и направлялся к дверям ее чертога. Рядом с ним шел, мягко ступая, высокий светловолосый майа в кожаной куртке. Вглядевшись, она узнала в нем первого сотворенного Великого Охотника, еще в Предначальную загулявшего в Эндорэ и объявившегося в Валмаре лишь в конце Первой, дабы понести наказание за отступничество. Что же он делает рядом с Оромэ?

Дарительница Жизни знала, что ее запутавшаяся майэ чуть ли не замуж за него вышла, но что можно сделать, если мятежники должны были быть наказаны своими же сотворившими? Такова воля Единого. Это понятно: надо было четко определить, что важнее для каждого из Валар связь с сотворенными или верность Эру и Его Замыслу. Но за что было убивать Ити, ничего серьезней цветочков не сотворявшую? А любовь зла. Не стала же Йаванна ругаться с Мелиан, когда та начала почем зря пропадать в садах у Ирмо. Старшая майэ всегда интересовалась скорее ощущением жизни, роста и прочего, что давал растительный мир, ну так что же, это та часть разума Йаванны, что стремилась к чему-то большему, чем просто растения. А когда та же Мелиан вслед за Ити направилась в Забытые земли и оттуда сообщила лишь, что остается с ну совершенно замечательным элда, Валиэ только рукой махнула видно, всегда ее майар будут идти на поводу у чувств. Впрочем, Айвендил вот тихий был, послушный, старательный сотворенный уже во Вторую Эпоху. Еще одна попытка. Вопрос, как его изменит Средиземье...

Йаванна вздохнула. Она не могла спасти мятежного возлюбленного ее майэ и ее отпустить не могла, да и куда той деваться? Так что, полюбовавшись с неделю на то, как сотворенная бесцельно пересыпает в ладонях землю, Валиэ вырастила цветок, дающий сон, похожий на смерть. Подойдя к Ити, вздрогнувшей при ее приближении, Йаванна протянула ей дымчато-белый цветок с пушистыми лепестками и махрово-лиловыми тычинками. Та, бездумно взяв его, повертела, погладила и поднесла к лицу. На мгновение ее взгляд прояснился, в глазах мелькнуло что-то прежнее, давнее, даже тень обычной улыбки проскользнула и застыла. Цветок мягко выпал из рук, заострившиеся черты разгладились, и майэ невесомо опустилась на траву, почти не примяв ее. Йаванна мановением руки вырастила вокруг беседку из цветущих деревьев, свивших из крон подобие купола над головой спящей.

А что сейчас делается? Оромэ уже тихо стучал в дверь, а его сотворенный косился по сторонам. Валиэ спустилась к ним, отворила легкие створки, узор которых напоминал сплетенные корни, и предложила войти.

Оромэ не стал мучать ее догадками и вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию. Она слушала и растерянно кивала.

А если он опять начнет разрушать, насоздает хищников? Он же только о своем думает...

Так решил Манвэ тебе хочется с ним спорить?

С ним поспоришь...

Да не хотел он разрушать, а хищников придумал, чтобы животные сами друг с другом разбирались. Все кого-то едят... неожиданно вмешался в разговор Алтарен.

Ну, по большому счету... пробормотал Оромэ.

Странно все это, проговорила Йаванна, потягивая напиток из деревянной чаши, хотя наше дело маленькое. Манвэ знает, что делает.. Только надо ли их на Круг вести...

Ты можешь не брать: тебя-то у Ниэнны не было.

А если ты не приведешь, получится, что ты не обратил внимания на его заявление...

Вроде того, нахмурился Оромэ, косясь на Алтарена.

Тот сидел, усиленно разглядывая цветы на подоконниках. И вдруг спросил:

А... Ити... то есть Весенний Лист, она как?

Спит, покачала головой Йаванна.

Алтарен грустно кивнул, опустив голову. Валиэ с сочувствием посмотрела на него и решительно встала.

Пойдем. Как бы то ни было, но раз ты уже пробужден, то не дать вам увидеться.... Хотя кто знает, что на Круге будет... А если Манвэ изменит решение, что тогда? Йаванна остановилась в раздумьи. Может, лучше ее все же не трогать?

Майа задумчиво прошептал:

Хоть бы взглянуть на нее. А там...

Тогда пошли, и побыстрее.

Через заднюю дверь они вышли в обширный, превосходящий размерами сады Лориэна парк, где в изобилии росли разнообразные растения от мягкой, как мех, травы до мощных деревьев. Сады Йаванны плавно переходили в густые, простирающиеся до Пеллор почти непроходимые леса, где время от времени охотился Оромэ. К слову сказать, Великий Охотник давно уже предпочитал ходить на зверя один на один, вооруженный лишь кинжалом, рассчитывая на силу и ловкость. Ему все больше нравилось играть с недостижимой, но ощутимой смертью...

Дойдя до покрытого цветами причудливого купола, Йаванна указала майа на еле заметный зазор меж ветвей. На мгновение замешкавшись, он бесшумно проскользнул внутрь. Валар встали поодаль.

В беседке было почти темно, только мелкие, похожие на звездочки соцветья слегка светились, и неслышно парили зеленоватыми огоньками светлячки, отбрасывая призрачный свет на лицо майэ. Цветы сплелись с ее пышными волосами, и задумчивые травы укутали тонкую фигуру, как плед.

Она спала, и на лице ее бродила чуть отрешенная улыбка. Алтарен осторожно провел по темно-каштановым прядям, коснулся руки она была прохладная, но живая. Справиться с собой он не смог осторожно поцеловал ладонь, потом, еще осторожнее, глаза. Веки затрепетали, чувственные, нежно очерченные губы слегка приоткрылись, и он не мог не поцеловать и их как когда-то. Тело майэ дрогнуло, она потянулась во сне, слегка улыбнувшись, и снова затихла. Он погладил ее по голове. Стоит ли будить? Ей, наверное, хорошо, а кто знает, что будет... Он тихо поднялся с колен, вглядываясь в оттененные зыбким кружевом теней черты. Внезапно она пошевелилась, и с губ слетело, как дыхание: Алт... Не выдержав, он склонился к ее лицу, пытаясь пробудить, напрасно. Мягкий дурман не отпускал. Выбравшись из растительного шатра, он отыскал взглядом Йаванну.

Пожалуйста... прошептал он, помоги... Пробуди хоть на мгновение. И пусть спит дальше...

Пожав плечами, Йаванна извлекла из складок переливчато-зеленого одеяния небольшой флакон.

Дай ей вдохнуть немного.

Он бросился назад, в сплетение ветвей, и поднес зелье к лицу Ити. Спустя краткое время дыхание майэ участилось, и она открыла глаза. Ее взгляд встретился со взглядом Алтарена, она улыбнулась.

Ты здесь? А я все спала... И тебя во сне видела, мы бабочку придумывали, а Мелькор подошел и... она резко оборвала речь, в глазах появился страх. Так ведь все это... битва, суд... это не сон? А ты, откуда ты? И что теперь будет? она чуть не плакала, прижавшись к нему. Майа погладил ее по голове.

А свадьба? прошептала она. Это ведь тоже не сон?

Нет, что ты!

А что теперь? Почему нам дали увидеться?

Алтарен пожал плечами:

Почему бы и нет? До Круга, во всяком случае. Я знаю немногим более твоего... Он рассказал то, что успел узнать. Они сами, наши сотворившие, похоже, не знают, чего ждать.

Может, оставят в покое? проговорила Весенний Лист.

Смотря на каких условиях. Я каяться и отрекаться не собираюсь.

Я тоже, нахмурилась майэ. Слушай, а может, убежим прямо сейчас? В лес... Пересидим, а там и из Валинора, глядишь, бежать удастся. А Арта велика...

Алтарен задумался. Вряд ли он этим подведет Оромэ, да и не должен он ему ничего. Пробудив, Вала лишь выполнил волю Короля. И пусть ищет, если все наихудшим образом сложится. Возможно, у них будет еще неделя, а если повезет, то и две вместе. А там и помереть не жалко не впервой. Он кивнул ей, подмигнув, как когда-то. Ити мягко раздвинула ветви с другой стороны шатра, погладив их и что-то прошептав, и майар выскользнули наружу. Йаванна о чем-то беседовала с Оромэ, прислонившись к его плечу. Кажется, Валар было не до них. Охотник и Весенний Лист скрылись в густых зарослях.

Попытавшись в очередной раз сложить причудливую мозаику событий, догадок и слухов, Валар огляделись. В древесном шатре было тихо. Йаванна осторожно приблизилась, прислушиваясь, потом заглянула внутрь пусто.

Та-ак, Оромэ прищурился. Убежали от греха подальше. Вот и пробуждай...

Ну и вел бы его на веревочке на Круг, фыркнула Йаванна. Они же свободны.

От преследований не от службы. Как я покажусь?

Подумаешь... Да только куда они денутся, ежели что? Из Валинора-то уже эпоху просто так не уйдешь. Ты про Нуменор ему рассказывал?

Нет, не успел.

И куда они сбегут? Будут по лесам кружить...

Если все обойдется, так и пусть себе. А если и впрямь к пробужденным больше не будет претензий, но лишь к тем, кто явится, а остальные так и останутся вне закона?

Йаванна развела руками.

Позвать их, что ли? Может, отзовутся?

Как же...

Попробую.

Валиэ сосредоточилась, пытаясь связаться с непослушной майэ. Ответа не было, но Йаванна попыток не оставила.

Ну вернитесь разве вы не хотите узнать, что будет? Вам же надо знать, в каком качестве вы будете ныне пребывать в Блаженных землях...

А зачем? донесся ответ. Если все в порядке, то все в порядке, а если нет хоть пару недель выгадаем.

Вот решат, что раз не явились, то что-то не то замыслили, и на вас это решение не распространится.

Что не то? Мы вообще-то каяться не собирались. Но и Валинору пакостить, между прочим, тоже намерений не было.

Кстати, из Валинора вы все равно бежать не сможете он не находится теперь на Арде.

Это еще как?

Вот так Пути изменились

Значит, деваться некуда?

Именно так.

Тогда пусть все идет, как идет. Да вам-то что, влетит, что ли, если мы не явимся?

Вот еще. Решайте сами. Круг будет через час после рассвета. Хотите, встретимся неподалеку от Маханаксар хоть на берегу? Придете придете, нет...

Ловить будете?

Нет, просто непонятно, как вам передать то, что произойдет, сможем ли дотянуться.

Мы подумаем.

Думайте пока время есть. Йаванна прервала мысленную связь.

Ну что? поинтересовался Великий Охотник.

Будут думать. Может, придут. Да не беспокойся ты так, думаю, шуму и без них сегодня немало будет. Так что давай на берегу моря через полчаса после рассвета встретимся а я пошла себя в порядок приводить.

Можно, я у тебя посижу? спросил Оромэ.

Отчего же, посиди. С этими словами Йаванна прошествовала в чертог, и Оромэ направился вслед за ней.

 

* * *

 

Знаешь, если что-то случится, то лучше быть там, задумчиво сказала Весенний Лист.

И то верно, там же Мелькор будет, и Гортхауэр...

А Айо и Златоокий? Если и они придут?

И Охтариэн с Талионом... Да, мы должны быть рядом, Алтарен решительно тряхнул гривой спутанных волос.

Но у нас есть еще пара часов, улыбнулась Весенний Лист и поцеловала его.

 

* * *

 

Явившись к берегу моря, Оромэ и Йаванна увидели у кромки прибоя бледно-зеленое платье Ити, ветер трепал ее волосы, и рука Алтарена лежала на плече майэ...

 

Тексты и иллюстрации (кроме особо оговоренных) - Аллор, 1999-2003
Дизайн - Джуд, 2003