Пестрая Книга Арды

Глава 25.

Ввалившись к себе, Аллор и Эльдин принялись за уборку комнаты. Придав, ей, не без помощи магии, более или менее пристойный вид, задумались об угощении. Выпивка имелась, а вот к чаю...

Давай пирог сотворим. С вишнями.

Только все составляющие надо отдельно создавать. А то выйдет, как с тем кустом, а у Эру чувство юмора какое-то не очень... озабоченно проговорила Эльдин.

Пирог вполне соответствовал своей сути, и оставалось лишь украсить его вишнями, когда нестерпимое сияние посреди комнаты возвестило недомайар о появлении дорогого гостя. Постепенно из сияния соткалась высокая фигура: одежды сверкали, как белое золото, волосы были подобны языкам пламени, а глаза на снежно-белом лице светились огненно-янтарным цветом. Их зрачки походили на расплавленный металл.

Майар склонились в глубоком поклоне, затем Аллор пододвинул высокому посетителю самое солидное кресло. Тот степенно расположился в нем, пристально глядя на хозяев. Эльдин налила ему чаю и отрезала внушительный кусок пирога, а Аллор наполнил высокий кубок вином.

Сядьте, милостиво бросил Эру. Майар с готовностью повиновались и наполнили свои тарелки и кубки.

Я рад приветствовать Творца и Повелителя Мира в нашем доме! провозгласил недомайа, подняв кубок. Эру, кивнув, пригубил вино и окинул огненным взором покои.

Итак, это ныне ваше жилище бывшая темница Моргота. Что же, тут вам, пожалуй, и место.

Нам нравится.

Взгляд Эру впился в звезды на потолке.

Что это?! грозно вопросил он.

Звезды, о Творец!

Это непохоже на звезды Варды. Где вы видели такое и как это появилось здесь?!

Я увидела, смущенно пробормотала Эльдин, когда на Пути чуть не вступила.

Чуть?

На Пороге осталась. Не могла же я уйти без Аллора!

Значит, ты вернулась с Пути... Но никто из смертных не должен возвращаться оттуда!

Так я на Путь и не вступала... развела руками майэ.

А вернувшись, передала Аллору то, что успела увидеть! нахмурился Эру, косясь на звездный потолок.

Ну мы же одно... И больше мы никому не рассказывали. А гости думали, что это просто декоративно-магические светильники. Да мне особо и нечего рассказывать...

А кстати, что там, на Путях? вмешался в разговор Аллор. Ты-то ведь знаешь!

С твоим любопытством ты у Меня это можешь очень быстро узнать и непосредственно! с угрозой произнес Эру.

Если вместе! хором выпалили недомайар. Только разлучать нас не надо... как-то слишком ровно добавили они.

Что, боитесь еще одной разлуки? А в первый раз кто вас разлучил, что ей ждать пришлось?

Саурон. И Тебе ведомо, что я отомстил ему. Правда, не сразу вот и пришлось Эльди подождать, пока я вернусь.

Откуда?

Из Бездны, буднично проговорил Аллор, и словно могильным холодом повеяло в комнате, качнулись язычки свечей...

Эру еле заметно вздрогнул:

Это та дрянь?! То, куда в безумии своем пытался уйти Ирмо?! Творец залпом осушил кубок. Эльдин услужливо вновь наполнила его.

Она самая, процедил Аллор.

И ты живешь с ЭТИМ в сознании?!

А что, не жить?

Вот, значит, как ты стал майа... То, что осталось... пробормотал Эру; он явно был взволнован. Но откуда ЭТО взялось на Арде?! В Замысле подобного уж точно не было!

Да кто о Тебе такое подумать мог! Ты же не желал зла...

Значит, Моргот это создал!

Не-е-ет, где ему... Насколько мы поняли, Бездна проникла в Арду в конце Первой Эпохи боль и горе открыли ей дорогу. Слишком много зла свершилось и прорвалась ткань бытия, впустив Пустоту, Ничто, желающее стать Нечто, питающееся всем самым страшным и низким... недомайа передернуло.

Но уж всяко Моей вины в этом нет! Замысел должен был оградить Арду от зла Я ведь хотел как лучше!

Может, еще можно все исправить? поинтересовался Аллор. Если как-то всех помирить...

Помирить? Принять всех чудовищ, сотворенных Морготом, позволить и дальше прорастать посеянной им лжи?! Искажение должно быть уничтожено!

Но ведь Ты Сам сказал, что даже деяния Мелькора обратятся к Твоей славе?

Умничаешь! Ты, что ли, все уладить собрался?

В Айнулиндале сказано, что людям дано менять судьбы Арды...

Так майар вы или люди?!

Смотря по обстоятельствам: как творить так майар, а как поесть-поспать так люди, улыбнулась Эльдин.

Хитро устроились! покачал головой Эру.

Люди... Эти двое были интересны Ему результат непредсказуемой цепочки событий, потомки Ведомых судьбой. Они могут меняться и менять, Пришедшие следом в то время, когда Диссонанс достиг наивысшей силы, когда казалось, что Его и Мелькора Песни сплетаются. Обладатели Дара и утратившие его. Что внес Он? Что Мелькор? Аллор потомок благословленного Им брака вопиющего нарушения Предопределенности, угодного воплощению Замысла... Потомок Мелиан, в ком так сильно проявлялась еще при жизни эта кровь, и назгул. Назгул, восставший против Темного Властелина... Выживший в Пустоте, в Ничто, в Бездне. Сущность майа с людской памятью, людским отношением к жизни. Первый человек, с кем довелось побеседовать. Его Песня... Эрухино... Может, это интересно Ему в недомайа? Или внимание, желание понять? Или небоязнь показаться смешным? Или все вместе, делающее его собеседником? Ведь ничего не стоит раздавить их, наказать, в порошок стереть! Есть за что. Нет, не сейчас. Потом. Успеется.

Не жалуемся, усмехнулся Аллор, но улыбка быстро сошла с его лица. Но, наверное, все еще может обернуться к лучшему. Ведь если Валар помирились, так и на Арде смогут навести порядок...

Эти наведут! С Морготом порядок?! С ним, только и думавшим, как помешать выполнению Замысла?! Все из-за него! Ведь Я задумал мир, свободный от зла, а он...

Волнение овладело Творцом словно плотину прорвало, слетела маска величаво-высокомерного спокойствия. Он осушил кубок и с грохотом поставил его на стол. Эльдин вновь подлила вина.

Все было продумано! Творец уже расхаживал широкими шагами по комнате, сжимая кубок в руке. Я хотел сохранить, оградить от горя, от ужаса, от всякой скверны... А ему, видите ли, любопытно! Не терпится! Дерзкий глупец! Нельзя было допускать эти его вылазки он же не отличал добро от зла! Эру сжал кулаки. Да, да, есть за Гранью, за Чертогом бескрайнее, вечное, Свет во Тьме, бесконечная Песнь бесчисленных миров Эа... Ну и что?!! Красиво, видите ли! А что за этой красотой скрывается, не видел?! Да там, в этих распрекрасных мирах, такое... Никому на Арде в дурном сне не приснится! Грязь, кровь, безумные толпы у власти, механизмы-убийцы, средства, что полмира в одно мгновение в порошок сотрут, пеплом развеют! Я-то знаю, видел!

Эру запустил длинные пальцы в огненную шевелюру. Недомайар не верили глазам и ушам неужели вместе со зримым обликом Он обрел возможность опьянения? Уж очень горяча эта страстная исповедь воистину, их гость оправдывал Свое имя Пламя, да и только... И это было все же лучше, чем рассудочно-презрительный гнев. Они почтительно внимали Творцу, исправно подливая в кубок вино, хотя перепады настроения гостя могли быть небезопасны. Ладно, пусть выговорится. Создавалось ощущение, что это чуть ли не первый у Него открытый разговор во всяком случае, в этом мире...

А он вылез, насмотрелся по верхам, наслушался урывками и давай болтать почем зря! Говорил Я ему, чтобы заткнулся, раз не понимает...

Может, если бы Ты ему объяснил, он бы понял и промолчал? пискнула Эльдин.

Как же! огрызнулся Творец. Ничего слушать не желал, возомнил себе, что Я все специально выдумываю, чтобы сотворенных в повиновении держать! Да дай им волю...

Так другим бы объяснил чтобы не смущались и не тыкались вслепую.

А куда им уже тыкаться самых шустрых удалось к Арде привязать...

А потом до отчаяния довести, как того же Манвэ... Аллор запоздало прикусил язык: только Манвэ сейчас помянуть не хватало...

Эру вскинулся, став подобен языку пламени, гневному и неистовому, недомайа ощутил, впрочем, не только злобу, но и горькую обиду:

Бесстыжий предатель и лицемер! Тот, кому вверил Я Арду, дабы хранил ее от лиха Моргота! Внешне был готов исполнять Мою волю, а сам камень за пазухой прятал! Видите ли, обрыдло ему все! Видите ли, страдает он, больно ему!.. Верил и Свет хранил как же... Сколько волка ни корми... Таков же, как его братец!

Так Ты же его таким сотворил! прошептала Эльдин.

Он Тебе четыре эпохи слова поперек не молвил, Тебя во всем правым считая и всем ради Замысла пожертвовал: от Песни до сотворенного, потому что верил Тебе! недомайа всерьез обиделся за Манвэ.

Да как ты можешь судить об этом?!

Мы уже полгода знакомы!

Полгода... А Я его творил! Я ему тоже верил, думал, он от Меня ничего не скрывает! Что, пожаловаться не мог, раз ему так тошно?

Один раз пожаловался на Нуменорэ...

Опять ты про Нуменорэ!

Потому что нуменорец. Это не исцелить. Так что давай оставим эту тему. Между прочим, и в этом случае Валар с Манвэ во главе во всем винили себя, Тебя полагая непогрешимым!

А что ты так за Манвэ переживаешь? Ты же на стороне Моргота выступил!

Не выступил, а вступился за него, потому что он не мог сражаться. Это не значило, что я против Манвэ. Они оба мои друзья!

От начала Арды они были врагами!

Потому что кто-то все время их стравливал! заявил было Аллор, но промолчал незачем сообщать Эру то, что Он и Сам прекрасно знает; а случай нарваться на неприятности еще неоднократно представится. Так что вслух он сказал:

И все же они смогли помириться. А если уж они поверили друг другу, то и остальные смогут договориться, и на Арде наступит этот самый долгожданный, предусмотренный Замыслом мир!

Эру собрался было с достойным ответом, но в это время в дверь постучали.

Аллор, Эльди, вы дома? Мы не помешаем? раздался из-за двери голос Мелькора.

Эру аж подскочил в великом гневе. Огненные глаза метали искры.

Сознавайтесь, вы специально все подстроили?!

Аллор виновато развел руками мол, хоть в душу загляни, хоть в мыслях поройся не хотел!

Что-то случилось? в голосе Мелькора появились тревожные нотки.

Ну что же, пусть зайдет... прошипел Эру.

Аллор открыл дверь. В комнату ввалились Мелькор с Ауле и Гортхауэр с Курумо.

Черный Вала понял, что ощущения не подвели его. То, что разум отказался принять, подтвердило зрение: Сотворивший стоял перед ним лицом к лицу. Да еще в облике!

Ты?!! одновременно выдохнули Эру и Мелькор.

Курумо отшатнулся и прижался к Ауле. Ауле, бросив на Творца выразительнейший взгляд, сгреб ученика в охапку.

Эру пожал плечами:

Что зверем смотришь из-за чужого сотворенного?!

Не чужого! Сам мне его вручил. И вообще...

Вот видишь, они до сих пор майар поделить не могут, примирительно обратился Аллор к Эру.

Сами как-нибудь разберемся! фыркнул Мелькор.

Эльдин наполнила еще четыре кубка:

Лучше выпейте. И вообще: у нас в доме не дерутся. Вот отношения выясняйте сколько угодно.

Мелькор покосился на изрядно опустошенную бутылку, наполовину съеденный пирог и с почти суеверным восхищением воззрился на недомайар: Надо же, столько с Эру прообщались и все еще живы. Удивительно.

А ты, Моргот, вечно суешься не в свое дело еще с Песни! Только и умеешь, что огрызаться и это при том, сколько Я в тебя всего вложил! И никакой благодарности!

У Тебя Манвэ на это был! Ты же благоволил к нему, самому удачному Твоему произведению!

Он хоть слушался и верил!

Именно верил, а Ты его веру... Мелькор сопроводил фразу выразительно-грубым жестом.

Я его короной Арды одарил!

А потом и второй наградил обручем!

Нечего своевольничать было сидел бы тихо, как все эти эпохи, ничего бы с ним не случилось!

Конечно, Ты же благ... горько процедил Мелькор. И Манвэ любя, по-отечески в грязь втоптал для его же пользы...

Знать должен был свое место как все!

Да что вы о нем за глаза говорите?! не выдержал Аллор. Давайте уж и его заодно позовем, пусть сам скажет!

И верно! воскликнул Мелькор. Ты же столько говорил с ним, о Единый, снизойди еще раз уж коли снизошел до визита сюда! Ведь Тебе нечего бояться этой встречи за Тобой Сила и Правда...

Аллору с Эльдин подумалось, что Эру в гневе Своем разнесет весь покой с самими Залами впридачу, но Творец, судя по всему, и впрямь желал высказаться, и немедленно.

Что же, зови своего драгоценного братца пусть скажет при всех, чего ему не хватало и чем Я его так мучил все эти эпохи!

И позову! Мелькор резко замолчал, прикрыл глаза. Он скоро прибудет, сообщил он.

Не один, конечно, со всем семейством, ехидно заметил Эру.

Естественно, невозмутимо заявил Мелькор.

Разговор не клеился все по-своему готовились к встрече. Эльдин достала новые кубки, а Аллор поставил чайник: Жаль, пирога мало сотворили. Ничего, еще варенье где-то было, успокоила его майэ.

Наконец раздался негромкий стук в дверь.

Заходите! позвал Аллор, закончивший расчищать кровать от книг и бумаг.

Дверь открылась, и на пороге возникло царственное семейство: Манвэ с Вардой и Эонвэ со Златооким. Лицо Владыки Амана было непроницаемо-спокойным добротно сделанная личина. Супруга, стоявшая с Королем плечо к плечу, была ему под стать.

Все, кроме Эру, встали, приветствуя Повелителя Арды, и вновь уселись кто где.

И как это ты решился прийти без всей своей своры? Где ты оставил могучего Тулкаса и верного Ульмо? встретил Короля Эру.

Им показалось, что они не получили приглашения, невозмутимо ответил Манвэ, непринужденно располагаясь в кресле.

Эру одарил бывшего любимца пронзительным взглядом, тот выдержал его, изучающе-внимательно глядя на Сотворившего. Первым не выдержал Творец:

Что ты на Меня смотришь вместо того, чтобы с порога на колени пасть и прощения за дерзость просить?!

Манвэ все так же молча смотрел на Эру. Тот, обозлившись еще больше, воскликнул:

Ты что, еще и издеваешься, предатель! Лицемерная, неблагодарная тварь! Еще и обиженным себя считаешь! Тебе все в руки отдано было, вся благодать неискаженного Амана, счастье и покой и ты еще недоволен!

Благодать... протянул Манвэ. Да вся эта благодать на Ирмо держалась если бы не он, давно бы все озверели или с тоски зачахли...

А ты на что был, Владыка?!

Замысел воплощал. Был Волей и Властью. Уничтожал Искажение. Затыкал рты недовольным. Расправлялся с бунтовщиками. Могу представить подробный отчет.

Манвэ говорил ровно, тускло мерное падение капель в сталактитовой пещере.

А Ирмо, значит, всех развлекал?!

Ага. Кого грезами, кого забвением. Память стирал чтобы веселее жилось. Да Ты же знаешь, Ты же с ним беседовал... вкрадчиво закончил Манвэ.

Да он... Эру вдохнул поглубже воздух. Он ничего не понял!

Видимо, достаточно, чтобы предпочесть Бездну! Как Ты мог довести его до этого?! Личина начала таять, сквозь нее проступало отнюдь не благостное лицо: терпение Владыки все же имело границы...

Откуда Я знал... начал Эру и осекся: Он же всезнающий! ...Я его по-хорошему сначала просил! Успокоить...

Ах, по-хорошему?! Прости, Единый, не догадался... взяв себя в руки, снова невыразительно проговорил Манвэ, склонив голову. Ты же всегда только добра желал. И Твоя милость воистину безгранична не вместить...

Насмехаешься?! Все вы насмехаетесь, и ты, и этот безумец!

Конечно, безумец посмел отказать любящему Отцу, просящему о благе для детей Своих...

Где ему, и вам всем, понять, что такое благо! Вот пусть он еще явится, Я ему объясню...

Оставь Ирмо в покое! Если Тебе надо над кем-то поиздеваться, то я к Твоим услугам как наиболее облагодетельствованный, в голосе Манвэ не было и тени ехидства, и лицо было голосу под стать усталое и безразличное.

Златоокий открыл было рот, вскочив со своего места, но Владыка властным жестом усадил его обратно.

Я старший, с меня и спрос, верно? Так что Тебе надо, чтобы утешиться и не трогать тех, кого Ты доверил мне вместе с короной Арды? Что порадует Тебя? Говори, не стесняйся. Ты, кажется, хотел, чтобы я на колени встал? Легко... Манвэ поднялся с кресла.

Не смей, ты что?! вскочил с кровати Мелькор.

Манвэ взглянул в его сторону:

Не волнуйся, братец. От меня не убудет: и так по колено в крови и по шею в грязи. Ну так еще на коленях поползаю, подумаешь... Застывшие глаза внезапно вспыхнули яростным пламенем, впившись в лицо Эру: Но никого больше я Тебе тронуть не позволю! Ни-ко-го. Такова Моя Воля.

Воцарилась пронзительная, оглушающая тишина.

Встал и Эру:

Ах, вот как ты заговорил? В этом вся твоя покорность! Эру, похоже, был готов ударить Манвэ.

Я сказал то, что сказал. Именуй это как пожелаешь, Тебе, наверное, виднее. Но плетью в Твоих руках я более не буду.

Они стояли лицом к лицу, и казалось, что воздух между ними раскаляется и вибрирует от напряжения. Присутствующим подумалось, что Творец и сотворенный сейчас бросятся друг на друга. Чем может закончиться такая схватка, даже представлять не хотелось. Все подобрались, готовые в любой момент броситься на помощь или разнять.

Аллор встал:

Я вынужден напомнить, что в нашем доме не дерутся уже хотя бы потому, что места маловато. К тому же вы мои гости, и Эру в первую очередь, а я пригласил Его именно для беседы. Полагаю, что нам всем стоит использовать сложившуюся ситуацию...

И наконец поговорить друг с другом нормально может, хоть до чего-то путного договоритесь! воскликнула Эльдин, взяв Манвэ за руку. Пальцы Короля слегка дрожали.

В это время в дверь вновь постучали.

Это еще кто явился? процедил Эру.

Скоро сюда и впрямь весь Валинор сбежится... развела руками Варда.

Аллор, что у вас происходит? Можно войти? голос за дверью принадлежал Намо.

Да, конечно... Аллор вместе с Эльдин расстелили на полу один из ковров Вайрэ, заботливо сложив лицевой стороной внутрь, а сами уселись на подушках у ног Эру на всякий случай.

Намо пришел не один: под руку с ним шла Вайрэ, а за ними Ниэнна. Валар вняли требованию Манвэ не ходить поодиночке да никому и не хотелось сейчас оставаться одному.

Понятно, проговорил Намо, войдя. То-то в Залах такое напряжение, словно вот-вот рухнут... Он поклонился Манвэ, затем, помедлив, Эру. Тот смерил Валу подозрительным взглядом, но промолчал.

Мы можем остаться? спросила Ниэнна, глядя на Аллора с Эльдин. Недомайар несколько неуверенно кивнули, обратив чуть извиняющийся взгляд к Эру. Тот мрачно махнул рукой:

Что же, беседовать так беседовать, с некоторой иронией подчеркнул он слово, употребленное Аллором. Я и вас выслушаю у вас ведь тоже, наверное, накопилось, что сказать своему Создателю... Так говорите, не смущайтесь мы в гостях, и Я никого не трону, не бойтесь.

Спасибо, Создатель, еле заметно усмехнулась Ниэнна.

Я не мог не обратить внимание на то, что у меня в Залах происходит нечто необычное и вот мы здесь, без тени извинения произнес Намо. И мы рады будем принять участие... в беседе.

Так на чем мы остановились? как можно непринужденнее произнесла Эльдин. По-моему, на том, можно ли исправить сложившуюся ситуацию, никого больше не убивая...

И пусть всякая нечисть свободно разгуливает по столь любимой вами Арде! воскликнул Эру. По-вашему, драконы милейшие существа, балроги образчики дружелюбия, а орки те просто душки! Не говоря уже о троллях.

Но они тоже живые... робко вступила в разговор Ниэнна. Конечно, эти существа не подарок, но может, и их как-то пристроить удастся...

И кто их пристраивать будет?! поинтересовался Эру. Вероятно, все тот же Мелькор? Он пристроит! Да они всю Арду заполонят, как сорняки! Тем более что воевать он их уже научил...

Это не он! Курумо выскочил на середину комнаты. Это я, я! Я хотел, чтобы они защитили тех... Чтобы эллери не пришлось заниматься этим...

Это я собрал их потом. Они, казалось мне, более пригодны для войны, чем люди. Их не жаль было бросать в бой. Слуги не ученики... Гортхауэр встал рядом с Курумо. И троллей я создал для работы. Из камня чтобы выносливыми были. И волколаков... черный майа смущенно опустил голову. Стая приняла меня, когда... я был один. Первые могли менять облик, быть подобными перворожденным. И злыми не были. Не более, чем просто волки...

Вот и посмотрим, как вы их к миру призовете! А драконы и балроги?!

Да нет уже в Средиземье драконов, проговорил Аллор. Последнего лет семьдесят назад застрелили. Вот ящеры, наверное, есть где-то. Своего я еще у Ородруина отпустил, может, подружку нашел и живет себе он у меня всегда любвеобильный был.

Все невольно рассмеялись, что недомайа вполне устраивало.

В Залах их души, как правило, не могут существовать... Обычно уносятся куда-то или тают... Я об орках, в основном. Волколачьих душ почти и не было, но им отдельный Зал выделить пришлось, задумчиво произнес Намо. А что с ними делать было? Ты же не отвечал на мои призывы, о Единый...

Мне еще с волколачьими душами возни не хватало!

Да Тебе вообще как-то не до меня было... А ведь именно сюда приходят души детей Твоих. Смерть была в Замысле?

Не было там Смерти! Такой смерти не было! Это из-за Диссонанса все! Был Дар. Люди уходили бы в Мой Чертог. Эльфы Арде и Валар, а люди, способные менять мир вокруг себя, шли бы ко Мне, их память ткала бы дальнейшее развитие Замысла по Моей канве. И нечего вам об этом знать было, и они не должны были знать по-иному бы себя вели и возгордились бы, чего доброго, сверх меры. А он, Эру мотнул головой в сторону Мелькора, сделал-таки, чтобы они невесть куда уходили, куда и его вечно тянуло! А с Искаженными делать нечего: пусть уходят, куда угодно, Эру мрачно замолчал.

Так зачем убивать было?! вскинулся Мелькор. Жили себе и жили бы, никого не трогая!

И понесли бы отраву твоего Искажения по всей Арде!

Но сами-то они были не злы... пробормотала Ниэнна.

Но несли в себе зло спустя какое-то время от Замысла ничего не осталось бы!

Да что же это за Замысел, в самом деле, что лишь на мечах держится?! воскликнул Манвэ. И как я раньше не видел этого? Думал, Зло разрастается, поглощая мир, а всего-то кто-то пытался жить по-иному и отнюдь не наперекор... А кровь не отмыть... он прикрыл глаза.

Не надо, брат. При нем... Мелькор пересел поближе к Манвэ, коснулся руки. Тот сжал ладонь Черного Валы.

Спелись... процедил Эру сквозь зубы, глядя на братьев.

Это огорчает Тебя, о Творец? вскинула голову Варда. Ты же Сам их так сотворил, а потом все время Манвэ сходством попрекал!

Но власть над Ардой доверил!

Мне еще раз поблагодарить Тебя за это? огрызнулся Манвэ. Мелькор ведь должен был править, не так ли?

Он лишился этого права, восстав против Меня! А ты, можно подумать, вовсе не желал царствовать!

Такова была Твоя воля. Разве я мог возразить? Впрочем, ныне я готов был отречься от престола, но не вышло. Видно, не нашлось на мое место охотников.

Да разве ты власть из рук выпустишь? Конечно, как всегда, устроил так, что все как бы само собой получилось.

Отчего же самое подходящее время было, чтобы от меня отречься.

Как же, они тебя боятся больше, чем Меня.

После того, как Ты наказал Ауле, я счел за лучшее, чтобы боялись меня, а Тебя продолжали благословлять.

Вот спасибо! Какая самоотверженность! От себя отрекся, ближними пожертвовал, только бы все и всех от Моего гнева уберечь! Спаситель! Выбрал удобную роль, а как переметнулся, так быстро всех против Меня настроил! Венценосный борец за свободу! Иди теперь, жалуйся всему Валинору, как тебя Сотворивший обижает! Или, как твой братец, спой что-нибудь о незаживающих ранах и давящей на голову короне, поведай, что Я тебя каждый день истязал за все неурядицы на Арде... Спой о прерванной песне и перебитых крыльях... Да что Я тебе рассказываю, ты сам все придумаешь и музыку подберешь, ты же менестрель...

Присутствующие онемели от этой тирады, в которой мешались издевка и обида, горечь и злость. Слова были подобны пощечинам, и лицо Короля затягивалось личиной, словно озеро ледяной коркой.

Аллору подумалось, что сейчас он не сможет напомнить гостям о правилах поведения в его и Эльдин обители. Обидно лишь, что, видно, так и не удастся избежать схватки, и вряд ли она ограничится этой комнатой...

Ну, что же ты стоИшь? насмехался Эру. Или ждешь, когда остальные подтянутся ты ведь, наверное, по всему Валмару Многозвонному раззвонил, что опять идешь собой ради всех жертвовать! Один за всех и все на одного!

Зачем же прежде времени Валинор пугать? мягко поинтересовался Манвэ.

Почему Ты говоришь так, о Единый? прошептала Ниэнна. На ее бледном лице проступил лихорадочный румянец, казалось, она вот-вот расплачется. Намо положил ей руку на плечо: не надо, сестренка...

Мы, кажется, побеседовать собрались, глухо проговорила Варда, а не оскорблениями обмениваться...

Это, полагаю, называется выяснением отношений, ядовито процедил Мелькор.

Что, не нравится, когда правду в глаза говорят?! тряхнул огненными волосами Эру.

По-моему, Единого в подпитии заносит не меньше, чем Гортхауэра. Впрочем, Он-то впервые, наверное, пьет. Может, Он и воплотился-то в первый раз... перекинулся мыслью с Эльдин Аллор. Надо как-то успокоить их. Но вмешаться майа не решился. Не мог вклиниться между Творцом и Его Айнур. А хотелось бы и пусть Эру его ругает сколько влезет, унизит чего проще? прибьет, наконец. За что на Манвэ-то все валится? Недомайа набрал было в грудь побольше воздуха, но его опередил Мелькор:

Где тут правда, позволь узнать?! Да, брат мой умеет подчинять и в интригах искушен. Он правил Валинором и Ардой железной рукой. А ради кого?! воскликнул Черный Вала, и глаза его нехорошо сузились. С Тобой пообщавшись, кто угодно от себя отречется, ни петь, ни летать не захочет! Или скажешь, что не запугал его, пригрозив, что уничтожишь Арду, если Искажение распространится?!

Манвэ протянул руку к Мелькору, то ли пытаясь успокоить, то ли оградить. Эру взглянул на них тяжелым взглядом:

Вы нашли друг друга, Отступник и Предатель! Теперь ты, Мелькор, даже после всего, что он с тобой сделал, будешь его оправдывать во всем. А ему, страдальцу за правду, того и надо. И пусть все знают и жалеют!

Да кому в голову придет жалеть не знающего слабостей Владыку?

Да хоть Ирмо и тому же Аллору вот ведь, всего полгода, как знаком, а уже все понял... иронично усмехнулся Эру.

Понял, потому что друг! резко бросил Аллор. А Ирмо... Если кто-то к нему в Сады ни ногой, думаешь, это от полного довольства?

Да какого балрога мы тут его по косточкам разбираем?! взвилась вдруг взиравшая доселе на все с ледяным спокойствием Варда. Спасибо, конечно, Мелькор и Аллор, на добром слове, но, похоже, вы как об стену бьетесь, а супруг мой уже устал плевки утирать! Милый, не волнуйся, все будет хорошо, никто нам больше не указ. Хочешь, уйдем отсюда, хоть в Эндорэ, ты снова станешь петь с ветрами, летать в облаках и дождями записывать песни на свитках тумана... А я буду зажигать для тебя звезды... ее голос прервался, она спрятала лицо на груди у Манвэ, тот обнял ее и погладил мягко светящиеся пряди волос. Глаза Владыки начали вновь разгораться неистовым пламенем.

Внезапно дверь резко распахнулась, едва не сорвавшись с петель от мощного удара. В комнату плечо к плечу ворвались Ульмо и Тулкас и замерли на пороге.

Вот и подмога подоспела... процедил Эру и подобрался, готовясь к обороне. Долго выжидали? насмешливо поинтересовался Он, взирая свысока на вновь прибывших.

А мы должны сидеть и ждать у моря погоды? мрачно проговорил Ульмо.

Но я же приказал... Манвэ встал между Эру и Ульмо с Тулкасом, то ли пытаясь заслонить нежданных защитников, то ли сдержать их. Я же говорить отправился!

У нас, может, тоже есть, что сказать! пробурчал Тулкас, упрямо наклонив голову. И терпение не бесконечное сколько можно твои чертоги мерять да догадки строить?!

Да у вас терпения вообще нет быстро примчались, словом перемолвиться не дали! усмехнулся Эру.

Кажется, тут уже достаточно наговорили! нахмурился Ульмо, косясь на ледяное лицо Манвэ и подозрительно блестящие глаза Варды. Желаешь продолжить? повернулся Вала Вод к Королю.

Манвэ неопределенно покачал головой. Тулкас переглянулся с Мелькором, тот красноречиво скривил губы.

Этот обмен взглядами не ускользнул от Эру:

Очень мило! И ты туда же! Все в сговоре! Я для чего тебя на Арду отпускал? И так ты за порядком следишь с мятежником связался! Ты чью волю вершить должен был, Гнев Эру?!

Я вершу волю Владыки, которому присягал, ибо Ты поставил его над Айнур, связавшими свою жизнь с Ардой. Те же, что защищают Закон и Право от бунтовщика, не должны бунтовать, не так ли? Вала-Воитель развел руками.

И тебе уже безразлично, что творит оный Владыка, нарушая изреченное?!

Я уже говорил, что все было законно!

И ты веришь в искренность намерений мятежника?

Я верю моему Королю, отчеканил Тулкас с непроницаемой физиономией.

Право, не понимаю, почему это все вдруг должны поступаться старой дружбой, Тобой, между прочим, благословленной! Ульмо шагнул вперед и положил руку на плечо Манвэ.

Ну и вразумил бы его, раз друг ты же прежде не обманывался в подлинной сути и намерениях Преступившего!

Наказание не должно быть бесконечным и прав Владыка, принявший исход поединка за знак Судьбы и давший брату своему еще одну возможность стать одним из нас. Не в этом ли благо Арды?

Если бы он покаялся и отказался от своих помыслов, то воззвал бы ко Мне, и Я исцелил бы его! Но он и не думал о таком!

Ты бы исцелил! не сдержался Манвэ. Знаешь... Отец, каким бы он ни был, Тебе его отдавать я не собираюсь!

Эа, до чего надоело все! выдохнул Мелькор. Честное слово, если только из-за меня все так плохо и с моим уходом Арда расцветет, как сады Йаванны, так я уйду!

Только попробуй! прошипел Манвэ. Уж если наводить порядок, то вместе!

Да я разве отказываюсь?! всплеснул руками Черный Вала. Но отрекаться от всего подряд не буду!

Ну как сейчас о чем-то можно судить, если еще ничего не сделано? подала голос Эльдин. Ненормальные какие-то, обратилась она к Аллору. Тот закатил глаза.

Ну успокойтесь, пожалуйста! воззвал он к многочисленным гостям. Сколько можно ругаться и без толку? Ведь можно же все исправить...

Если мешать не будут... проворчал Намо.

Ах, мешать?! резко обернулся в его сторону Эру, опрокинув пустой кубок. Я, значит, только и делаю, что вам, бедным, жить и творить мешаю! Да кто вас творцами создал, в конце концов?! Кто вам музыку дал? Кто видение развернул? Кто, спрашиваю, дал ему бытие, а?! Я вас заставлял в этот мир идти?! Сидели бы себе спокойно в Чертоге, распевали бы и дальше! И еще разговариваю с ними! Творец в гневе вскочил с кресла. Снизошел до отдаленного результата Моего попустительства! Видно, он вам всем ум повредил вижу теперь, что вы его выгораживали! Собеседник нашелся! Со Мной тебе не беседовалось, Эру сверкнул глазами в сторону Манвэ, а с этим с радостью!

А-а, так мы с Тобой беседовали... усмехнулся Манвэ. А я, верноподданный глупец, любое Твое слово как приказ воспринимал... Ты прав, я действительно стал цепным псом, и Ты неплохо меня выдрессировал. Впрочем, я, лишь я виновен в том, что принял возникшие в моем сознании Твои давние слова за руководство... к действию... голос Манвэ прервался, память бессмертных впилась стальными когтями в горло, вернув на две эпохи назад.

Мелькор протянул ему кубок:

Забудь. Пожалуйста.

Черному Вале захотелось обнять брата, укрыв его от этой безобразной ругани, но он не решился: слишком давно Владыка держится на одной лишь гордости, не меньшей, чем у него, Мелькора. Да и при Эру сорваться недопустимо. Тем более, что тот, похоже, этого и добивается. Не дождется! И пусть говорит, что хочет! Он улыбнулся Манвэ, тот коротко, деревянно кивнул и сложил губы в подобие улыбки.

Бедный... с насмешливым сочувствием протянул Эру. С такими нервами тебе и впрямь не на троне место, а в Лориэне. А еще от исцеления отказался впрочем, ничего, зато Мелькор тебя пожалеет, он замечательно умеет всех жалеть, особенно тех, кто из-за него же и пострадал!

Мелькор скрипнул зубами. Эру попал в точку не смог он тогда остаться один, сделать так, чтобы никого рядом не было. А видно, должен был, ведь ясно было, что тех, кто с ним, ждет смерть, и только смерть... А если бы он пришел в Валинор в начале Войны Гнева, разве не уничтожили бы все равно Твердыню, раз его изначально считали злом и приговор уже был готов? И тогда воины Аст Ахэ умирали бы в одиночестве, и некому было бы хоть облегчить их предсмертье... Он вонзил ногти в ладони, не давая потоку воспоминаний унести себя, и усмехнулся, глядя на Эру:

Велики мудрость и проницательность Твои, Отец, а милосердие просто безгранично. Может, позволишь нам, в милосердии Своем, привести этот мир в порядок, не отвлекаясь на выслушивание оскорблений? Тем более что все давно поняли, какого Ты о нас мнения, так что на повторы можешь Свое драгоценное время не тратить!

Эру фыркнул:

Спасибо за трогательную заботу, такое сборище истеричных безумцев и впрямь ни вразумить, ни исцелить...

Дверь вновь приоткрылась, и в нее просунулась голова Ирмо.

Кого тут исцелять надо? поинтересовался он, войдя. Следом за ним в комнату проскользнула Эстэ и замерла рядом, обняв супруга за плечи.

Ирмо бегло оглядел лица собравшихся, задержав напоследок взгляд на Эру, и как ни в чем не бывало поклонился Манвэ. Король пожал ему руку:

Ну зачем ты пришел? Тебе еще этого не хватало!

Но вы же здесь побеседовать собрались, не так ли? Может, и мне дозволено будет присоединиться?

Соскучиться успел? процедил Эру.

Ирмо невольно вздрогнул. В то же мгновение Мелькор и Тулкас оказались рядом, почти заслонив его от Единого.

Целители приходят, когда в них нуждаются, по-моему, это как раз такой случай... глухо проговорил Ирмо, собравшись с силами.

А мы тебя в обиду не дадим! мрачно пообещал Тулкас.

Ага, круговая порука! воскликнул Эру. Все против Меня объединились, старые распри позабыв!

Приходится... тяжело проговорил Ульмо.

А что, стоять в сторонке и наблюдать? с вызовом посмотрел на Эру Тулкас.

Они же любят друг друга! воскликнула Эльдин и тут же смущенно уткнулась в плечо Аллора.

Любят?! Эру на мгновение застыл. Любят... Хорошо же! Я тут вам еще и любить мешаю! Так Я уйду оставайтесь при своем, с Мелькором, с кем угодно а Я найду, где жить! Сколько можно возиться?! Творец сделал шаг в двери. Обернулся к Аллору: Занятно было с тобой побеседовать, впрочем... говорить с тобой можно сколько угодно, а вот верить двойному предателю... да что там тройному, ведущему втайне от всех свою игру... Ты вот, Манвэ, его выгораживал, а он за твоей спиной с мятежником связался и еще тебя подставит, если ему это выгодным покажется или хотя бы занятным! Он ведь и разговор со Мной от тебя скрыл, не так ли? Конечно же, из благих побуждений... Короче, он вас тут жить научит, дайте срок... Творец, похоже, хотел еще что-то добавить, но умолк, встретившись взглядом с недомайа. Насколько поразил Его Манвэ, оказавшись воистину непредсказуемым, настолько Аллор внушал безотчетный страх. Безотчетный? а что еще можно испытывать, глядя в глаза Бездны у ее Врат?..

Преодолев оцепенение, Эру закончил:

И последний совет поберегитесь, ибо Врата Бездны среди вас, он бросил еще один взгляд в сторону недомайа и сделал еще шаг к двери.

Тоже мне, новость, пожал плечами Манвэ. Бывали мы там...

Да Мне-то что, в конце концов?! Сами разберетесь, Могущества... Без Меня!

А Ты? проговорил Аллор, не обращая внимания на последнее замечание Творца, будто оно относилось не к нему.

Тебе-то что за дело? огрызнулся Эру, стоя почти в дверях. Найду, где жить мало ли чужих миров!

А свои надоели? прищурился Мелькор.

Не то слово! Все продумаешь, рассчитаешь, создашь, наконец и все впустую, все наперекосяк! Ну и ладно, не вышло и не надо! Значит, не Творец, если ни один Замысел не смог воплотить...

Так Тебе важно Замысел от точки до точки соблюсти, или чтобы мир существовал? Разве та же Арда не пригодна для жизни? развела руками Варда.

Вот и живите! Какое теперь вам дело до того, какой ей дОлжно было быть и почему? И уж подавно не ваше дело, что Я хотел создать и ради чего!

А чье? Мы же в нем живем! подала голос Эстэ.

Мог бы и рассказать, нахмурился Мелькор. Неужели мы у Тебя такие тупые удались, что ничего понять не в состоянии?

Инструменту понимать и не положено... процедил Манвэ.

Разобиделся! А мне не обидно бесконечно создавать миры и оставаться чужим для них?! Свои же сотворенные вместо того, чтобы быть связующим звеном между Мной и миром сущим, то лезут, куда не просят, то лгут и изворачиваются!

Нечего было проклинать и запугивать! прошипел Ульмо.

Так они ни до чего не договорятся! Недомайар были близки к отчаянию. Сколько можно орать друг на друга? Еще один несчастный, а попробуй, помоги по стенке размажет! Злость начала захлестывать Аллора, не было сил сдержать рвущуюся с языка дерзость. Сидишь, как идиот, да еще и любуйся на этот спектакль по третьему кругу! Надоело! он с силой швырнул чеканный кубок об пол. Гости притихли, воззрившись на хозяина, еще недавно сдержанно-любезного.

Послушайте, если вы уж здесь собрались, дайте себе труд без крика объясниться! Право, можете меня объявить источником беспорядка и примерно наказать, если хоть в этом объединитесь! Но в таком случае я имею право на слово... нуменорец в упор посмотрел на Эру:

О Единый, если Тебе стала ненавистна Эа (а хотелось бы понять, почему, это многое бы объяснило), то что отвращает Тебя от Тобой же задуманного живого мира? Зачем тебе посредники-сотворенные? Если Ты задумал мир, способный жить самостоятельно, а тех, кто творил его по Твоему Замыслу, наделил чувствами, значит, Ты хотел бы жить в этом мире, быть понятым и любимым. Но Ты остался ждать, пока Арда придет в соответствие с Замыслом, оставаясь неизменным, а Арда меняется и меняет. И те, кто связали себя с ней, стали для Тебя так же непредсказуемы но ведь не чужды? Они, подобно Тебе, бессмертны и способны творить... Да, все имеет начало в Тебе но должно ли Тобой заканчиваться? Например дети Тобой же задуманных живущих не всегда похожи на родителей, и судьба у них иная, даже если берут во всем пример с предков, но им и родителям, и детям надо очень постараться, чтобы стать чужими друг другу. Впрочем, Ты преуспел в этом: ведь любовь и страх скверно уживаются. Мир, построенный на страхе, куда уж хуже?

Хуже только равнодушие! не выдержала Эльдин. Впрочем, страх для него замечательная почва! Но еще немного, о Единый, и Ты получил бы инструменты, уставшие даже бояться...

Уже устали! пробурчал Ауле.

Еще много выдержали... нахмурилась Эльдин.

Потому что многие умудрились бояться не за себя, процедил Курумо, а из таких можно веревки вить до бесконечности...

Проку-то! махнул рукой Эру, залпом выпив еще один кубок.

Вот именно проку-то! Манвэ встал. Позвольте мне огласить некоторые выводы из нашей задушевной беседы: во-первых, согласно решению Круга, нас снова пятнадцать. Во-вторых, он повернулся к Эру, Ты понимаешь, о Единый, что попытка принудить нас изменить это решение закончится войной. Даже если мы приложим все усилия, чтобы это не задело Эндорэ, даже если они увенчаются успехом... Допустим, мы погибнем или попадем в заключение найдешь ли Ты во всем Чертоге нам замену? Можешь, конечно, заставить будет совсем распрекрасный мир со стихиями, работающими из-под палки... Впрочем, к добру ли, к худу, но мы срослись с Ардой, и вряд ли разрыв между нами закончится чем-то хорошим. Посему осмелюсь предложить Тебе, Эру Илуватар, дать нам возможность навести в нашем доме порядок, самостоятельно выбирая, с кем быть в союзе, а с кем воевать. Право, так будет лучше для всех, включая Арду. Более того, Тебя отсюда никто не прогонит, если не позволишь себе лишнего. Я даже предоставлю Тебе один из покоев на Таниквэтиль, дабы Ты наблюдал происходящее здесь не из Чертога. Мы же займемся Эндорэ и постараемся примирить живущих. Войны это наша вина, нам и расхлебывать. Я сказал. Вопросы и предложения есть?

Большинство согласно закивали. Эру промолчал, метнув в сторону Короля испепеляющий взгляд.

Но мы отреклись от власти над Ардой и поклялись не вмешиваться в судьбы живущих, подал голос Намо. Что же, мы явимся и скажем: мы помирились, и вы не деритесь больше? Они со страху по углам и разбегутся, но получится, что мы вновь кого-то заставляем что-то делать...

А чем мы хуже Истари? проговорила Варда. Скроем свой истинный облик и начнем потихоньку действовать.

Тогда мы с вами! воскликнули Аллор с Эльдин.

Я всего полгода как оттуда, все покажу и расскажу, добавил недомайа.

Тогда решено, сказал Манвэ. Детали предлагаю оговорить у нас, в Ильмарин. Заодно провожу Эру в Его апартаменты. Ты согласен, о Единый?

Эру досадливо махнул рукой.

Ладно, поживу здесь, раз уж вы такие добренькие. Интересно даже, выйдет ли у вас что-то. Но если не выйдет, голос Его стал грозен, Я наведу порядок по-своему!

Как в Нуменорэ? прищурился Аллор.

Эру пожал плечами.

Мы уж как-нибудь сами, решительно сказал Манвэ, повернувшись к двери. Итак, господа, приглашаю перебираться к нам а то мы и так тут у Аллора и Эльди все съели и выпили.

Да для гостей не жалко! улыбнулась Эльдин. Но спасибо за приглашение, у вас строить планы похода в Средиземье будет, пожалуй, удобнее.

Тогда вперед! Варда решительно проследовала к выходу, за ней потянулись остальные. Шествие замыкал Эру с непроницаемой физиономией.

 

* * *

 

За дебатами засиделись до света. Прикидывали, как добираться, чтобы не привлечь ничье внимание, какие облики принимать и какие сочинять рабочие легенды. Аллор вносил поправки и уточнения.

Эру, окинув взглядом предоставленные Ему покои, на совете присутствовать возжелал, но подчеркнуто не вмешивался, и скоро о Нем все забыли.

Наконец распределились, кто куда направляется, а собрались в Эндорэ больше половины Могуществ Арды. Манвэ с Вардой и сотворенными выбрали Имладрис, Ирмо с Эстэ и Айо Лотлориэн. Тулкас наметил себе для работы Гондор, а Ауле Голубые горы. Оромэ же прикинул, что ему легче будет договориться с роханцами, в чем, как ни смешно это звучит, Нахар ему немало поможет. Само собой разумелось, что Мелькор отправится приводить в порядок Мордор, а Ульмо и так Средиземья никогда не покидал.

Остальные оставались управлять Валинором: при нынешнем, налаженно-мирном течении жизни Блаженных земель непосредственное присутствие Манвэ не было столь необходимо, а Мелькор просто мечтал показать брату Средиземье.

Совет плавно перешел в застолье, зазвучали песни, разговоры и смех становились все оживленней. Воспоминания и истории, откровения и признания, шутки и размышления сплетались самым причудливым образом.

Эру, внешне не принимавший участия в пиршестве, внимательно глядел на собравшихся, и нечто новое мелькало в огненно-золотых глазах.

В разгар веселья Манвэ незаметно выскользнул из залы. Все, чего ему хотелось сейчас, принять горизонтальное положение в темной комнате и в одиночестве. Последние сутки выжали остаток сил, оставив в осадке лишь безразличную тупую усталость. Войдя в кабинет, он добрел до дивана и упал на него. Темнота и тишина словно камнями завалили, подобно кургану, по крайней мере обеспечив неподвижность.

Он не знал, сколько времени провел в зыбком полузабытьи, уткнувшись носом в подушку, когда легкий шорох у двери вернул его в действительность. Пока пытался понять, что легче дотянуться мыслью до посетителя или открыть рот и поинтересоваться вслух, кого это принесло, за дверью прошептали:

Манвэ, ты здесь? Можно войти?

Голос принадлежал Гортхауэру.

Ему-то что еще надо? Порадоваться, взглянув, на что я сейчас похож? Послать его, что ли, подальше? А впрочем, плевать, пускай говорит все, что угодно, самое подходящее завершение для такого расчудесного дня...

Войди, вышло сипло и не слишком величественно. Совсем расклеился. Ну и ладно.

Черный майа бесшумно подошел, теперь его голос звучал совсем близко:

Прости, если помешал. Что с тобой?

Отдыхаю. А что? Ты что-то хотел спросить?

Нет, то есть... Я хотел извиниться, я не думал... То есть не хотел... Неправильно это все! Черный майа отчаянно тряхнул головой. Не то...

И не так? полуутвердительно протянул Владыка. Сожалею, но ничем помочь не могу.

Не смейся, пожалуйста! Я не знал, что так выйдет... И о тебе не так думал, я не понял...

И нечего понимать. Все правильно, как еще ты мог обо мне думать и чего желать полгода назад...

Полгода... А в Лориэне наговорил всякого... пробормотал майа совсем смущенно. Погорячился... Да еще злорадствовал. Поверь, я правда сожалею. Вот хоть мысли почитай!

В этом весь Гортхауэр, подумал Манвэ. Или или, среднего не дано: то за это мыслечтение прибить готов, то почитай!

Я верю, прошептал он, не без труда повернув голову к нежданному собеседнику. Неудачное время для объяснения выбрал Гортхауэр зрелище, которое представлял собой Владыка, не предназначалось для зрителей, а для него тем более.

Спасибо. Ты извини, что сюда притащился не усидеть было, не мог не сказать. Понимаешь, не скажешь сразу, а потом... поздно, голос майа стал глуше. Ладно, я пойду... Он встал, но вновь присел возле ложа: Послушай, хочешь, силой поделюсь, а? И целительством я занимался...

Ничего, не развалюсь. Отлежусь, и все пройдет. Но все равно спасибо. Ты иди, не беспокойся.

Манвэ протянул руку Гортхауэру, тот осторожно пожал ее. Затем встал и, тихо ступая, вышел из комнаты, бесшумно затворив дверь. Спустя мгновение послышался его шепот:

Потом заглянешь! Отдыхает он, понимаешь?

Зайди, Аллор, Король уловил присутствие недомайа. Нуменорец скользнул внутрь и уселся на то место, где минуту назад сидел Гортхауэр.

Извини, что-то я забеспокоился. Если желаешь, то сейчас уйду; но могу быть неподалеку, покараулю, чтобы не тревожили, недомайа улыбнулся. А ты просто отдохнешь.

Посиди немного, если можешь, прошептал Манвэ. Почему-то присутствие нуменорца не заставляло держаться, собирая остатки воли, скорее успокаивало. Там все спокойно? спросил он, помолчав. Видишь, не смог я выдержать до конца, не дотянул стыд какой... И не утешай, не объясняй ничего, поспешно добавил Вала, почувствовав, что недомайа собрался что-то сказать. Неважно уже все...

Я и не утешаю, пожал плечами Аллор. Хочешь покурить? Недомайа прикурил две пахитоски, и одну поднес к губам Владыки. Тот с удовольствием затянулся.

Помолчали, сосредоточенно дымя.

Ты не жалеешь, что все так вышло? тихо спросил Аллор.

Нисколько. И на тебя не сержусь и не обижаюсь ты ведь об этом думал? Я ведь сразу понял, что от вас жди сюрпризов...

Дождался...

Выбрал. Так что можешь, конечно, поломать голову над ролью личности в истории и над вычислением собственной значимости но, по-моему, тебе это быстро наскучит, друг мой любезный.

Глаза Владыки понемногу оттаивали.

Может, вздремнешь? участливо предложил нуменорец. Я уже выучился у Ирмо ласковые сновидения ваять. Даже могу остаться и проследить, чтобы никакая дрянь не вылезла.

Да ладно, там пир, гости, что тебе в темноте сидеть?

Может, на тебя смотреть нравится, ухмыльнулся недомайа.

Эстет... Манвэ медленно перевернулся на спину. Ну, любуйся... А я и впрямь пока посплю.

Вот и спи.

Слушай, Владыка оторвал голову от подушки, а ты знаешь какие-нибудь средства от похмелья?

Аллор вопросительно вскинул бровь.

Ну представляешь, что с нашим разлюбезным Отцом будет наутро? Его и так от нас, похоже, тошнит...

Пьяный демиург звучит неплохо.

Только в сон мне Его не вплети ненароком, усмехнулся Владыка, закрывая глаза.

Мы ж не звери... хмыкнул недомайа, укутывая Короля Арды наскоро сотворенным одеялом. Закурил. Прислушался. Было тихо, но майа ощущал приближающиеся сущности; ничего удивительного, но придется еще посидеть пару часов здорового сна Владыка заслужил...

 

Тексты и иллюстрации (кроме особо оговоренных) - Аллор, 1999-2003
Дизайн - Джуд, 2003