Пестрая Книга Арды

Глава 4.

Намо обернулся, почувствовав за спиной чье-то присутствие, и остолбенел. Схожая реакция была у остальных на пороге последнего зала стоял Эонвэ.

Что ему здесь понадобилось? Манвэ почуял, наверное, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Прямо как паук: чуть паутинка качнется сразу туда, с неприязнью подумал Владыка Судеб. После событий, которыми закончилась Первая эпоха, отношения Манвэ и Намо были весьма прохладными и не выходили за рамки подчеркнутой вежливости.

Вот и сейчас Намо приветствовал глашатая Короля Арды в соответствии с этикетом. Ниэнна, Эльдин и Аллор последовали его примеру, а Тирзэ ускользнул в неизвестном направлении.

Вот и умница, подумал Намо. Авось пронесет. Может, Тирзэ раньше заметил Эонвэ, чем тот успел увидеть его...

Эонвэ успел заметить Тирзэ, но разбирательства с мятежными майар в данный момент не входили в сферу его задания... Приветствую вас, сказал Эонвэ. А вы, простите, кто? повернулся он к вновь прибывшей.

Эльдин, сказала девушка, изящно поклонившись.

Очень приятно. А откуда вы здесь?

Оттуда из-за Порога. Я вернулась к Аллору.

Из-за Порога? Вы смертная?

Была...

Намо и Ниэнна выжидательно уставились на Эонвэ. Впрочем, лицо герольда было непроницаемо. Он светски улыбнулся:

Ну что же, добро пожаловать в Валинор. Вне сомнения, вам должна понравиться жизнь в Благословенной земле. Владыка Амана послал меня передать Аллору (и, видимо, вам, Эльдин), что рад будет видеть вас у себя в чертогах на Таниквэтиль. И Намо. И Ниэнну.

Ниэнна покачала головой:

Да простит меня Владыка, сегодня не могу: уже приглашена к Ирмо. Благодарю за честь.

Так и передам, слегка поклонился Эонвэ и направился прочь.

Такие приглашения не отклоняют, сказал Намо. Надо же, аж герольда в Залы прислал он так это не оставит.

Естественно, Аллор чуть прикрыл глаза и усмехнулся.

Почему такая честь? с легким оттенком настороженности в голосе спросила Эльдин, кутаясь в плащ Аллора.

Владыка Судеб нахмурился:

Похоже, дело в тебе, Эльдин. Из-за Порога не возвращался еще никто. По крайней мере, мне ничего об этом не известно. А все, что не соответствует обычному, подозрительно. Ты многое видела там? Помнишь что-то?

Разве это можно забыть? Звезды... Эльдин мечтательно улыбнулась.

Аллор посмотрел на нее с нежностью и скрытой тревогой.

Намо с удивлением поймал его взгляд трудно было представить такое выражение на надменно-насмешливом лице нуменорца.

Если я правильно понял, то, что происходит за Порогом, за Пустотой, окружающей Арду, видел или говорил, что видел, майа улыбнулся углом рта, только Мелькор... Может, еще кто-то, но это не доказано. Следовательно...

Следовательно, надо говорить очень осторожно. И не лезть на рожон, Намо выразительно посмотрел на них.

Похоже, людям не дано возвращаться, чтобы они не рассказывали о Пути? Эльдин прищурилась. В таком случае, я явно нежелательная персона здесь... Ну вот, еще опять какие-нибудь неприятности тебе устрою, она глянула на Аллора, зябко поправив спадающий плащ.

Даже с твоим богатым воображением ты не сможешь представить себе, насколько мало меня это волнует. Впрочем, полагаю, твое замечание носит чисто риторический характер...

Учтите, мысли Манвэ читает с легкостью, даже специально не сосредотачиваясь на этом. Правда, в твои мысли залезть, Аллор, все равно что в Садах Лориэна заблудиться если говорить возвышенно. А вот ты, Эльдин...

Мы можем слиться мыслями, и трудно будет отличить реальность от фантазий. По-моему, для нас это не составит труда, правда, Аллор?

Умница, усмехнулся он в ответ. Такой вариант возможен, правда, Намо?

Вала неопределенно пожал плечами:

У вас интересный стиль не закрываясь, путать мысли настолько, что даже если и впрямь что-то скрываете, все равно не поймешь. Возможно, это поможет. Блок Манвэ вскроет легче, чем опытный взломщик замок роханской работы. А если скрывать вроде нечего... В крайнем случае, я ведь буду рядом.

Хорошо, стратегическая часть плана разработана с надеждой на успех, может, перейдем к материальному обеспечению? ухмыльнулась Эльдин.

Я полагаю, речь идет о вечернем туалете? томно протянул Аллор.

Ты не перестаешь восхищать меня своей сообразительностью, раскланялась Эльдин. Итак, следующий пункт визит к портнихе?

К ювелиру и сапожнику, добавил Аллор, преромантично, прямо словно добропорядочные обыватели. Впрочем, дорогая (это слово прозвучало весьма ехидно), я еще не успел разузнать, где находится самый модный в Валмаре салон: недостаточно повращался в Свете...

Думаю, что могу вам помочь. Точнее, даже не я, а Вайрэ. Она задумывает костюмы для большинства в Валиноре. Пойдем к ней она что-нибудь придумает.

Смею предполагать, что это что-нибудь будет достойно самого роскошного выхода, с ироничной галантностью поклонился тот, кого называли арбитром изящества.

 

* * *

 

Добравшись до покоев Вайрэ, они застали ее за работой очередной ковер-запечатление. Вайрэ могла видеть только то, что уже произошло, но это видела замечательно.

На станке висел наполовину сотканный гобелен уже можно было угадать залы Мандоса и черные фигуры в правой части.

Вайрэ подняла на вошедших чуть близорукие глаза.

Здравствуй, милый, приветствую вас, Аллор и... Эльдин, если не ошибаюсь? Присаживайтесь, я сейчас сделаю перерыв. Кстати, потом можете остаться, поправите меня заодно, если что-то нечетко разглядела, или дополните. Могу вам вообще его подарить, когда закончу, вы где жить-то будете? Вайрэ заговорила об их совместной жизни как о чем-то решенном и само собой разумеющемся, как-то по-человечески деловито. Аллор и Эльдин со смущенной ухмылкой переглянулись.

Еще как-то не задумывались.

Но прежде им предстоит высокий прием во всех отношениях как по расположению, так и по составу: их пригласил на вечер Манвэ. И меня, Намо посмотрел на Вайрэ. Так что давай подумаем, во что нарядится юная леди для первого выхода в свет.

Юная, совсем как девчонка насупилась Эльдин. Мне уже восемнадцать исполнилось.

Я попробую что-нибудь подобрать, улыбнулась Вайрэ. Аллор, присоединишься как ценитель прекрасного?

Эльди, ты не возражаешь?

Конечно, нет без твоих замечаний я помру от скуки во время примерки.

Думаю, скучно тебе не будет, заулыбались супруги-Валар.

Они прошли в соседнюю комнату, и Вайрэ открыла шкаф с множеством нарядов:

Это мой гардероб. Тебе, конечно, все будет великовато, Ткачиха Судеб была высока ростом, но это более чем поправимо.

Эльдин перебрала с десяток нарядов и остановилась наконец на почти прямом, чуть приталенном пурпурно-фиолетовом бархатистом платье, с мягко спадающими расширяющимися книзу рукавами и прямым вырезом. По вороту и краям рукавов вилась изысканная вышивка.

Надень, сказала Вайрэ выбор девушки ей явно пришелся по вкусу.

Платье было велико, но видно было, что Эльдин выбрала хорошо пурпурный оттенок великолепно сочетался с бронзовым отливом волос и зеленью глаз, а свободно лежащие складки подчеркивали воздушную хрупкость фигуры. Вайрэ коснулась наряда, и одеяние уменьшилось. Девушка покосилась на Аллора, тот изящно заслонил ладонью глаза от якобы нестерпимого света, излучаемого красотой его возлюбленной.

Эльдин взглянула на свое отражение в зеркале увиденное, судя по всему, ей понравилось.

Подобрать аксессуары было делом нескольких минут, и на волосы Эльдин легла диадема с аметистами, на шею аметистовое же колье. Наряд дополнил тонкий пояс, скрепленный пряжкой с камнем, меняющим цвет от фиолетового до бирюзового.

Кольца новая обитательница Валинора надевать не стала:

Потом может быть.

У вас теперь прямо кольцебоязнь! рассмеялся было Намо.

Просто некоторые вещи действительно неприятно вспоминать, проговорил Аллор.

Начнете с обручальных, а там привыкнете, улыбнулась Вайрэ.

У-у! протянули потомки праведных дунаданов, возведя глаза к потолку. Это очень уж солидно. Где нам...

Примерка подошла к концу, Эльдин еще раз внимательно оглядела себя с ног до головы в большом зеркале. Повернулась на каблуках к Аллору: ну, как?

Как обычно, нарочито безразлично процедил тот, ослепительно. Пояс чуть свободней сделай на мой взгляд.

Она попробовала, оценивающе глянула на себя еще раз:

Прав ты, светоч культуры...

 

* * *

 

Дорога на Таниквэтиль была длинна, но подъем преодолен был легко широкая мраморная лестница, казалось, уходящая в небо, словно приглашала пройти по ней.

Музыка ветра мешалась с доносившимся откуда-то из чертогов пением ваниар...

 

* * *

 

Манвэ прошествовал в свой кабинет, знаком велев Эонвэ следовать за собой. Мановением руки закрыв дверь, Владыка Арды расположился в удобном кресле, напоминающем трон, и пристально посмотрел на своего герольда холодными, немигающими глазами. Его красивое тонкое лицо не выражало никаких чувств, но Эонвэ, за долгие годы службы привыкший улавливать малейшие оттенки настроения своего Валы, чувствовал, что тот гневается. Нехорошие предчувствия зашевелились в душе майа, но виду он не подал: непозволительно давать волю эмоциям в присутствии высочайших особ. Манвэ почти никогда не выходил в общении за рамки официальной вежливости, и его подчиненному это тем более не подобало.

Итак, рассказывай, Манвэ откинулся на спинку кресла.

Что рассказать, Владыка? лицо Эонвэ было почтительно-непроницаемым.

Тебе подсказать? Хорошо. Меня интересует, что взволновало тебя на сегодняшнем заседании Круга, голос Короля Мира был спокоен и ровен, и личина ему подстать.

Меня ничего не волновало. Почему ты думаешь так, о Владыка? почтительно склонился майа, глядя в глаза повелителю.

Вопросы сейчас задаю я. Итак, что подвигло тебя на то, чтобы подавать вызванному на Круг существу знаки из-за моей спины?

Ну вот... я же не хотел ничего дурного... подумал Эонвэ.

Если бы ты пожелал дурного, я бы с тобой вообще не разговаривал, ответил Манвэ на мысль. Как правило, он не считал нужным контролировать и проверять сознание своего глашатая, известного преданностью делу Света вообще и ему, Манвэ Сулимо, в частности. Но что-то происходило с его майа, нечто непривычное, чуждое словно проснулось в нем это настораживало.

Так я слушаю: о чем ты хотел предупредить или от чего предостеречь Аллора?

Я... мне показалось, что он дерзок, но... он, наверное, не нарочно, просто не знает, как подобает вести себя перед лицом Валар...

Он, похоже, прекрасно знает, как подобает вести себя в присутствии высших, в отличие от тебя, ты что, считаешь, что жестикулировать и подсказывать глазами за спиной у своего Валы это подобающее поведение?

Но я... это же было незаметно...

Незаметно? Не наивно ли с твоей стороны полагать, во-первых, что я не замечу и оборачиваться для этого мне вовсе не обязательно, а во-вторых что этого не видели присутствующие достославные Валар. Нетрудно догадаться, что они подумают и уже подумали.

Эонвэ опустил голову. Манвэ продолжал почти вкрадчиво:

Ну? Поясни, мне интересно. Значит, ты счел, что ему угрожает опасность? Почему? Он мог сказать что-то лишнее? Любопытно тем более что от меня практически невозможно ничего скрыть. Вы успели побеседовать?

Нет, как можно? Я просто передал приказ явиться и все...

В голосе Эонвэ было смущение и в глубине страх, но раскаяния не было...

Сдается мне, что это не так. Значит, было что-то, что могло, как ты предположил, вызвать мой гнев. Ты попытался защитить его от меня?! Манвэ чуть повысил голос. То есть я взбалмошный тиран, способный     вспылить ни с того ни с сего?

Ты всегда справедлив, Владыка, Эонвэ еще ниже опустил голову.

Это известно всем. Мне ведома воля Эру, а она является высшей истиной. Если бы я заметил крамолу в помыслах и словах, майа заслужил бы наказание и чем раньше было бы это выяснено, тем лучше ибо бунт надо подавлять в зародыше. Ты хотел помешать правосудию?

...Попросить прощения? Бухнуться в ноги, умолять о помиловании может, отпустит? Нет... тоскливо подумал Эонвэ.

Он определенно что-то скрывает, а то, что он и другим советует таиться, говорит о многом. И своим уже доверять нельзя, раздраженно размышлял Владыка Арды.

Хорошо же. Ты чуть не сделал меня посмешищем перед половиной Валмара (впрочем, смеяться вслух никто не решится, а по углам пусть шепчутся, сколько влезет), к тому же, как выясняется по твоим наблюдениям, я подозрительный деспот, кидающийся наказывать за малейшие жесты, слова и мысли. Ладно. Я не буду тебя разочаровывать это вредно сказывается на душевном здоровье.

Манвэ изобразил на лице некое подобие сочувствия. Щелкнул пальцами. На звук прибежал один из майар, рангом пониже. Владыка что-то мысленно приказал, и тот вышел. Эонвэ грустно посмотрел на Валу Манвэ мечтательно вглядывался в безбрежный облачный простор, открывающийся с Таниквэтиль.

Вытяни вперед руки, ровным голосом сказал он.

Да, Повелитель, глухо отозвался глашатай: майа действительно ожидал от Короля чего угодно и даже не удивился. Он покорно протянул руки.

Владыка взял у вошедшего слуги пару наручников и надел на руки Эонвэ магические браслеты замкнулись сами с глухим щелчком, неприятной дрожью отозвавшимся в теле.

Итак, ступай в Восточное крыло тебя проводят. И поразмысли о своем поведении и представлениях.

Как пожелаешь, Повелитель, Эонвэ, выпрямившись, прошел к двери. Обернувшись на пороге, взглянул на Манвэ обреченно, с какой-то почти детской обидой и растерянностью, и быстро вышел.

Его взгляд отозвался тупой иглой где-то под ключицей, и Манвэ показалось, что трудно стало дышать. Если б хоть покаялся, попытался объяснить, что так его тревожит, он же был создан верным, преданным, послушным королевской воле... Подобие сотворившего. А вдруг проявилось в нем то, что тщательно скрывал и уничтожал в себе Повелитель Ветров на протяжении долгих эпох? Отказ от себя до той степени, что уже неважно и неясно стало, где его желание, а где Воля Всевышнего. Не осталось у него иной воли, иной радости... И что с того, что давно не вслушивался он в песни ветра, не радовался стихии полета все силы ушли на противостояние. Ведь ему было открыто: нельзя терять бдительность. И вот, пожалуйста, Эонвэ. Может, и можно было бы это спустить, но ведь все видели. Потом вопросы возникнут: то ли не заметил а такое мнение допускать нельзя, да и быть того не могло, это же всем понятно, но все же... то ли существует двойной стандарт и его майа позволено вести себя крамольно. А другим? Он, конечно, Король, но Валар ровня ему (или почти ровня), и в таких мелочах выделяться не следует. Мелочь... Ощущение потери: отшвырнул. Близкое, по сути, существо. Самого себя?.. Теперешнего?..

Вдруг возникло желание броситься за майа, вернуть, сорвать кандалы, поговорить, попытаться понять... Усилием воли Манвэ подавил внезапный порыв. Нет, пусть посидит, подумает может, поймет, что к чему... А если нет? всплыла нахальная, неизвестно откуда взявшаяся мысль. Король Мира отогнал ее, как назойливую муху. Ладно, что сделано, то сделано. Так надо.

Достал из коробки скрученный лист, набитый табаком, и закурил это помогало расслабиться, и он давно пристрастился к зелью, не афишируя, впрочем, подобной слабости.

А впереди еще этот прием, мрачно подумал он. Как все надоело... Да что это со мной, в самом деле? разозлился Манвэ окончательно и ожесточенно раздавил окурок в золотой пепельнице. Пальцы чуть дрожали. Непорядок! Он быстро сосредоточился, и все пришло в норму для любого, кто увидел бы в данный момент Повелителя Арды.

 

* * *

 

Приглашенные прошли широкими коридорами с высокими окнами, за которыми виднелось уже темнеющее небо. Колыхались прозрачные занавеси все казалось воздушным, легким смесь золота и лазури. Может быть, серебро подошло бы больше, но золото металл королей...

Тронная зала была залита светом, подобным солнечному, хотя он не согревал.

Золотой престол Манвэ и серебряный с позолотой Варды, богато инкрустированные драгоценными камнями, отбрасывали слепящие блики.

Справа от входа был накрыт стол. Манвэ с Вардой удобно расположились за ним спиной к стене и потягивали вино из чеканных кубков тонкой работы. Варда смотрела рассеянно на сверкающие троны, постукивая по столу тонкими пальцами с длинными ногтями. Ее беспокоило настроение царственного супруга тот сидел, глядя в одну точку, положив локти на стол, что плохо вязалось с его изысканными манерами, и мелкими, но частыми глотками допивал уже третий кубок.

Впрочем, Варда-Элберет умела ждать. Когда-нибудь она все узнает это вопрос времени, так что в ее взгляде, обращенном к супругу, ничего нельзя было прочесть, кроме привычной, чуть равнодушной любезности.

Интересно, зачем он пригласил эту странную парочку? размышляла Королева Валинора. Манвэ ничего просто так не делает, видимо, что-то из них вытянуть хочет. Может, они чем-то потенциально опасны? Чутью Короля Мира она доверяла, зная, что по пустякам тот беспокоиться не станет.

В залу тихо вошла Вардонэль, майэ Варды:

Прибыли Намо, Эльдин и Аллор.

Пригласи, пусть войдут, улыбнулась ей Королева.

Манвэ с некоторым сожалением отставил в сторону кубок. Хотелось закурить, но не сейчас же... Он был взвинчен после разговора с Эонвэ, и то, как этот разговор закончился, ему не нравилось: всего, чего хотел, он явно не узнал, а кара была он отдавал себе в этом отчет слабостью, срывом; такого Манвэ себе не прощал. Видимо, есть нечто, что недостаточно просто отгородить приходится вырывать, вырезать... Ну и определения, невольно поморщился Манвэ, не выходит уже по-другому... Усилием воли заставил себя сосредоточиться на гостях завтра с ним разберусь, ничего...

Король Мира поднял голову, услышав шорох шагов, и увидел входящих в залу Намо и новых майар природа девушки сомнений не вызывала.

Рады видеть вас в наших чертогах, улыбнулась Варда с видом радушной хозяйки. Присаживайтесь, располагайтесь поудобнее.

Приветствую вас, ослепительно улыбнулся и Манвэ. На какое-то мгновение Намо показалось, что это болезненный оскал. Показалось... Владыка Судеб церемонно наклонил голову. Аллор и Эльдин последовали его примеру и грациозно устроились в креслах напротив царственной четы. Намо оказался как бы во главе стола.

Манвэ внимательно наблюдал за приглашенными. Парочка держалась непринужденно, особенно Аллор было заметно, что на званых обедах у коронованных особ он чувствует себя свободно. Девушка его тоже явно не была смущена любопытно, она-то кто такая?

Это и спросила Варда, выбрав одну из самых располагающих улыбок:

Прошу прощения, мы не представлены вас, милая, я еще ни разу не видела.

Меня зовут Эльдин, дочь Эльдана, из дун-эдайн Арнора, потомков трех племен.

Арнор?

Государство, основанное верными после падения Нуменора. Еще был основан Гондор он и по сей день стоит.

А Арнор?

А Арнор был уничтожен Ангмаром. Впрочем, меня уже тогда не было, я об этом потом узнала, она говорила о событиях так, словно они произошли позавчера.

Значит, ты ведешь свой род от верных? милостиво улыбнулся Манвэ.

Именно. Мой отец был советником Элендила и его приятелем, Эльдин погладила ножку кубка кончиками пальцев.

Ее отец даже пару раз у меня в гостях был в Нуменоре, усмехнулся Аллор. Разумеется, ее тогда еще на свете не было...

Намо, сидя во главе стола, дивился, как легко эти двое превращают воспоминания в светскую болтовню. Словно сидят в гостях у приятелей. А вообще-то... Рассказать о себе вроде многое, но при этом ничего существенного....

Манвэ вскинул бровь Намо передернуло: видеть подобие мимики Мелькора на этом лице, зная причем, что подобное выходит у Короля бессознательно... Они же братья, подумал с глухой тоской Владыка Судеб.

Значит, ты была человеком, проговорил Манвэ. Но как же ты очутилась здесь? В Залах?

К Аллору вернулась.

Эльдин смотрела на Короля и Королеву ясными льдисто-зелеными глазами, всем своим видом показывая, что речь идет о само собой разумеющемся. Намо подумал, что тактика наиболее подходящая: не чувствуешь крамолу сам кто же обвинит? Молчать все равно не удастся. И опасно. Впрочем, Манвэ уцепился за последнее слово:

Вернулась? Откуда, если не секрет?

Оттуда из-за Порога. Мы там в общем-то договорились встретиться, но раз у него не вышло... Девушка развела руками такая, дескать, незадача.

Тень пробежала по лицу Королевы почти незаметная, но Манвэ успел разглядеть ее боковым зрением. Любопытно... подумал он.

Мы же были людьми, очаровательно-виновато улыбнулся Аллор. Намо незаметно усмехнулся: Были...

Это очень интересно, блеснула глазами Варда, и страшно. Никто не знает, кроме Творца, что происходит за Кругом Мира там ведь Тьма и Пустота... в ее голосе послышался легкий нажим.

Трудно сказать, раздумчиво произнесла Эльдин, глядя прямо в глаза Варде, я ведь не уходила на Пути боялась, что не вернусь, а надо было ждать...

И долго ты ждала?

Три тысячи лет.

Три тысячи лет в Пустоте?

Ну... там. Да. Мне было действительно пусто и одиноко. Хотя встречались интересные собеседники.

Кто, например?

Долго вспоминать. Много их было за целую эпоху.

Значит, говоришь, Пути? взгляд Манвэ стал внимательным. И что там, на Путях? Каковы они?

Не знаю, интересно, наверное...

Интересно? вскинул брови Манвэ.

Ну да, я же их не видела толком, майэ наивно взирала на Владыку.

Странно, пожала плечами Варда Эльдин показалось, что Королева таким образом маскирует дрожь. Там, вне Арды и окружающей ее Пустоты, нет ничего, кроме Тьмы. Так открыл нам Единый. Возможно, это наваждение ты ведь устала там... голос Варды был неестественно спокоен.

Да, возможно, Эльдин внимательно посмотрела на нее. Видения это со многими бывает, правда?

Бывает, задумчиво произнесла Варда. Стоит ли говорить о подобном ведь это только обман чувств... Еще один пристальный взгляд из-под полуопущенных век, сквозь длинные ресницы.

Несомненно, светски улыбнулась девушка, видения, сны это очень интимно, к чему говорить об этом мало ли какие бредовые фантазии посещают порой изумленное сознание... Она чуть пригубила из кубка. Какое у вас замечательное вино, правда, Аллор?

Майа чуть покачал кубок в руке, вдохнул:

Да, тонкий букет.

Он отхлебнул небольшой глоток.

Манвэ с каким-то веселым интересом взглянул на своих гостей, продолжая беседу ни о чем. Судя по всему, они многое не договаривали, но мысли закрыть не пытались, а там творилась забавная неразбериха и некоторая изящная смутность, напоминавшая сады Лориэна. Но что показалось особо занятным пришельцы явно очень хорошо понимали его и Варду они говорили на одном языке, языке недомолвок и иносказаний, причем владели этой словесной игрой неплохо, даже артистично. Собственно, оба они выросли при дворе... Похоже, не придется слишком многое разъяснять, тем более с помощью карательных мер: они прекрасно понимают, что и где уместно.

По правде говоря, Владыке Арды было даже приятно беседовать с ними. Глядя на надменное, равнодушно-любезное лицо Аллора, Король Мира чувствовал нечто родственное, какое-то... понимание? Манвэ, впрочем, тут же одернул себя: Осторожней: публика с такими бурными биографиями таит в себе сюрпризы и не всегда приятные...

Пока же все шло гладко: беседа текла плавно, все присутствующие изящно жонглировали словами, Аллор и Эльдин расспрашивали о Благословенных землях, в свою очередь рассказывая о Средиземье, искусно мешая описание судьбоносных событий с ироничными замечаниями по поводу различных казусов.

Впрочем, подозрительность не оставляла Манвэ никогда. Почему так напряглась Варда, когда расспрашивала о Пороге? Было в этой паре что-то неуловимое, даже чуждое. Память? О чем? Наваждения? Пожалуй, пусть Ирмо займется. Им же легче будет, если что-то уйдет из их памяти. Пути... Он никогда не задумывался над этой темой, точнее, гнал от себя подобные мысли. Творец открыл, что вне Арды и окружающей ее Пустоты ничего нет, точнее, только бесплодная Тьма, значит нет ничего. Единому виднее. И какая разница они ведь привязали себя к Арде. И все же...

Застольная беседа, незаметно для участников затянувшаяся до глубокой ночи, подошла к концу. Пора было расходиться. Гости церемонно откланялись, удостоившись благосклонной улыбки королевской четы.

Полагаю, это не последний ваш визит, сказал Манвэ. Мы будем рады видеть вас в наших чертогах правда, дорогая? повернулся он к Варде. Та утвердительно наклонила голову. Колыхнулись золотые волосы, уложенные в прихотливую прическу. Блеснули украшавшие ее алмазы.

Почтем за честь, поклонился Аллор.

Всего хорошего, присела в реверансе Эльдин.

И ты заходи, Намо. Владыка Судеб кивнул. Похоже, обошлось, подумал он, но расслабляться им не стоит...

Расслабляться? Возвращаясь с Таниквэтиль, Намо косился на Аллора и Эльдин, безмятежно болтающих о чем попало с ним в том числе. А они пришлись ко двору... с легким, непонятно откуда взявшимся раздражением подумал Вала, вспомнив неожиданно схожее выражение лиц Короля Мира и бывшего царедворца. В Залах майа был задумчиво-меланхоличен, а ныне... Впрочем, ему теперь есть что (точнее, кого) терять. Ну да, разумеется, целенаправленные действия, сосредоточенные на упрочении положения при дворе. Что Ар-Фаразон, что Манвэ какая разница? Это мечтательное создание, внешне совершенно не интересующееся политикой и интригами, прятало, несомненно, за маской творческой отрешенности железную хватку. Вторая сторона многогранной художественной натуры... Люди, поморщился Намо. Вам здесь жить, сам им сказал. Вспомнился почему-то Курумо с его верноподданическими манерами. Аллору тоже есть от чего открещиваться и отрекаться. И Эльдин... Какую цену за место под солнцем сочтет приемлемой расчетливый майа с затянутыми льдом озерами глаз? Но ведь я ему... Книга... Но воплощение... Может, зря? То есть волнуется он, Владыка Судеб, зря? Вала бросил еще один взгляд в сторону спутников и встретился глазами с Аллором. Тот смотрел на него прямо, не отводя глаз, в глубине которых смутно таилась усмешка.

Жалеешь, что Книгу читать давал, Владыка Судеб? Вдруг донесу все же, раз мне теперь есть за кого бояться и, следовательно, необходимо упрочить свое положение в Благословенных землях?

Он... может проникнуть в мои мысли? Это же и Манвэ, пожалуй, не по зубам! с каким-то даже страхом подумал Намо.

Почему ты так думаешь? спросил он вслух, видимо, чуть резче и подозрительней, чем надо бы.

Мысли твои я не читаю, словно и впрямь покопавшись в сознании в лучших традициях Манвэ, сказал майа. А вот по лицу сказать можно многое если быть внимательным. Ну и немного логики, чтобы увязать события, реакции и поведение, а потом просчитать возможные выводы, Аллор невесело усмехнулся углом рта; взгляд стал жестче.

Намо смутился. Он не хотел обижать подозрительностью человека (он часто про себя все еще называл его так), к которому успел уже привязаться. Зря, что ли, Эльдин настолько его любит, чтобы вернуться... И... бывало, что Владыка Судеб ошибался...

Что ты, я не хотел, я не думал...

Несомненно. Впрочем, почему бы и нет? Кто меня знает? Я выглядел на месте за королевским столом? Странно, в самом деле, для человека, выросшего при самом роскошном и жестоком дворе в Средиземье...

Он глухо рассмеялся, Эльдин беспокойно взглянула на него. Потом, испытующе на Намо.

Да, нам есть за кого бояться... проговорила она. При желании из нас можно веревки вить... ее взгляд стал отсутствующе-страшен, только стоит ли...

Намо стало окончательно не по себе он как будто прорвал тонкую нежно-зеленую ткань ряски, скрывающую цепкую мякоть трясины. Они люди и они могут быть очень и очень разные, даже когда не лгут. Не трудно представить себе, насколько Аллор мог бесить Гортхауэра. Тот сам лицемерил, пусть из лучших по своей правде побуждений, понимая необходимость этого, но быть столь многоликим почти инстинктивно, не особенно ломая себя... Непостижимые, изменчивые и все же остающиеся сами собой, Намо знал это, Люди...

Простите. Мне было трудно сориентироваться я слишком много видел, наверное, но не все научился понимать. И мы мы более прямолинейны, Валар и майар, проговорил Вала. Разве...

Да тот же Манвэ вот кто лицемерит достаточно виртуозно, играя собеседником, как кот мышью... Впрочем, изменчив, туманен Ирмо Лориэн... Его тоже иногда трудно уловить... вдруг подумалось ему.

Я обидел вас...

Ничего, усмехнулся Аллор, переживем. Как-нибудь разберемся, стоит ли обижаться на промахи тем более эмоционально небезосновательные.

Бывает. А мне и в самом деле почему-то жаль Варду, промолвила Эльдин.

Вот такие бывают странности у людей, Намо. А со стальными украшениями и прыжками с Таниквэтиль мы немного подождем, хорошо?

 

* * *

 

Манвэ, проводив взглядом гостей, посмотрел на Варду, рассеянно вертевшую в пальцах алмазный кулон. Она подняла глаза, ответив ему спокойным взглядом. Показалось ему, что ли? Нет. Цепочку вон чуть не порвала... Что же ее так волнует? Спросить прямо? Впрочем... Он редко шел к цели прямым путем так удобнее и... занятнее, что ли? Правда, речь шла о Варде, существе и так таинственном, за все время их совместной жизни сохранившей в глубине какую-то манящую тайну. Хотя, возможно, все было просто игрой, подчеркивавшей неизменную красоту облика...

Занятная публика, не правда ли?

Да... пожалуй. Милы и воспитаны, Варда намотала на палец выбившийся локон. Жалко будет, если...

Если?

Если с ними случится дурное. Если придется наказать...

Наказать? Манвэ усмехнулся. За что же?

Ну-у, у нас за многое наказывают... за неподобающий образ мыслей, например. За упорство в заблуждениях.

Не похоже, чтобы они упорствовали. И, надо думать, у них хватит ума, чтобы не путать наваждения и реальность и, главное, не смущать путаницей других.

Иные наваждения бывают милее реальности многим... произнесла Варда, глядя в окно на усеянное звездами опалово-черное небо.

А как ты думаешь? Что это? Откуда?

Грезы, видения это бывает. Не могла же она видеть то, чего нет в Замысле. Ты же знаешь: утверждать существование того, о чем не сказано в Замысле грех. И... ложь.

А кому придет в голову в этом сомневаться? Впрочем... да. Мелькор. Он утверждал, что ТАМ что-то есть... Так он Враг...

Ну и получил. По заслугам... лицо Королевы стало непроницаемым. А этих... жаль, что ли что они знают...

К врагам Замысла надо быть беспощадными, как бы ты к ним ни относился, процедил Манвэ. Но... они ведь ничего такого не утверждают? чуть поспешней, чем обычно, прибавил он.

Разумеется. Там вообще все смутно дымка или завеса ты не обратил внимания?

Обратил. Тем более. Вот может, Лориэн что-то к картине добавит... Что память, а что грезы...

А тебе зачем?

Так... А что? Тебе что-то знакомым показалось?

Мне знакомо то, что соблаговолил открыть Эру, отрезала Варда.

Конечно, тем, что Эру не открыл, интересовался только Мелькор.

Кстати, его тоже сотворил Единый, так что даже его деяния в конце концов уложились в Замысел.

Так что, они изначально там были, хочешь сказать? А... свобода воли? неожиданно добавил Манвэ.

Вот и довольничался. Свобода воли возможно. Иначе можно договориться до того, что Творец совершал ошибки, а это крамола.

Ошибки...

Ну да. Первая что вообще сотворил Мелькора таким.

Он не думал... Впрочем, как же так Он не знал, что выйдет? Манвэ нахмурился, провел рукой по волосам. Ладно, а вторая? Или больше?

Ну... проследить, чтобы никто не видел, раз не положено, Варда закрыла рот, словно резко спохватившись.

То есть никто? А кто еще видел, кроме Мелькора? То есть грезил? поправился Манвэ.

Эльдин хотя бы, Варда чувствовала, что говорит что-то не то, надо было заканчивать этот неприятный разговор. Опасный разговор.

Подожди... Почему ты поставила на одну доску Мелькора и Эльдин? Видел он что-то или нет, и то ли он видел, о чем рассказывал, это длинная тема. Но ставя их рядом, ты как бы утверждаешь, что они видели схожее? То есть она тоже увидела нечто? Как он? Наваждения ведь разные, с ума поодиночке сходят. У тебя есть, с чем сравнивать? Откуда? Ты понимаешь, о чем они говорят или молчат? Скажи!

Варда чуть заметно вжалась в кресло что-то пугало ее в настроении супруга, обычно равнодушно-ироничного. Манвэ явно не шутил взгляд темно-синих глаз сверлил, не давая уйти от ответа.

Мне иногда кажется, осторожно начала Королева, что я что-то видела... подобное... Только мало помню... она пожала плечами, словно озябла. Зачем? Было бы угодно Творцу помнила бы лучше.

Помнишь? пальцы Манвэ впились в скатерть. Но почему... ни разу даже мне?

А тебе украшений Мелькора не хватает? резко повернулась к нему Варда. Единый же с тобой говорит надо было бы открыл. Нет, значит нет. Да какая разница?! Даже если ТАМ что-то есть, знать об этом не положено никому такова воля Всевышнего и моя миссия... Не надо об этом, голос ее, как показалось Манвэ, слегка дрогнул.

А я?

Зачем тебе сомневаться, ты же поставлен Творцом, чтобы охранять Замысел от всяких посягательств.

Я и не сомневался. И всегда верил... то есть верю, раздраженно поправился Манвэ. И никогда... ну, почти никогда не задумывался об этом.

Правильно. Много думать вообще вредно.

По тебе это сейчас заметно, дорогая.

По тебе, дорогой, тоже, огрызнулась Королева. О чем ты так напряженно размышлял, пока гости не явились?

Какая разница?

А Эонвэ где?

Наказал я его за неподобающее поведение, проговорил Манвэ.

Ну и нечего переживать ты же все всегда делаешь правильно. Наказал и пожалел? Разве жалость пристала вершителю Воли? Почему это вдруг сейчас? Своего майа пожалел? А других нет?

Манвэ стиснул почти допитый кубок тонкие музыкальные пальцы сплющили массивные стенки. Брызнуло вино прозрачно-лимфатической каплей. Не пили красное вино в чертогах Ильмарин на Таниквэтиль.

Так было нужно. Он что-то скрывает. От меня, Король Мира разжал руку, искореженный кубок упал на стол с глухим звоном. Причем тут жалость? Других... Зачем ты говоришь это сейчас?

Правда, зачем? В конце концов, не я начала этот разговор. Совершенно лишний. Варда плавно выскользнула из-за стола, обогнула, оказавшись прямо напротив Манвэ. Оперлась руками о столешницу их глаза встретились:

Я не хочу для тебя судьбы Мелькора. Это мой дом и... не надо больше... она развернулась и быстро вышла.

Варда?! Манвэ выскочил из-за стола, чуть не опрокинув его. Подожди, я не... Он резко остановился посреди залы. ...мой дом и... какая-то непонятная робость помешала попытаться закончить. Или страх? Очередные проблемы что-то проснулось и в ней. Нечто опасное, больное...

Ну и день... События выстраивались в цепочку, начало которой было, похоже, положено недавно в Залах Людей... Да что это такое, в конце концов они одним своим присутствием вызывают смуту в мыслях.

Что-то неизъяснимо смещалось, расплывалось, внушало тревогу... И все же хотелось, чтобы они остались... Странно: исподволь выясняя роль Аллора в истории с Кольцом, Манвэ подивился тому, что майа не стремится подать это как свое озарение и отречение от дел Тьмы, а сводит все к прозаической мести по личным мотивам. А ведь мог бы с его-то отлично подвешенным языком.

Гортхауэра он не обругал ни разу а ведь обстановка располагала заработать на этом лишние очки.

Впрочем, это безвкусно, поморщился Король Мира, с чего бы это ему поступать так? Он гораздо тоньше...

Тоньше... Манвэ решительно прервал размышления. Не до того. Лориэн, Лориэн пусть пороется в их сознании, пусть разберется. Там и решу даже с облегчением подумал он. Не сейчас.

Манвэ словно обрадовался отсрочке ничего пока решать и предпринимать не надо.

А Эонвэ... Пусть у Лориэна отдохнет. То есть пусть Лориэн узнает...

Опять Лориэн? разозлился на себя окончательно Владыка Арды. Сам не способен? А зачем самому, если других можно использовать? Не мое это дело я не Феантури, не властитель душ успокоил себя Манвэ и потянулся за самокруткой...

 

Тексты и иллюстрации (кроме особо оговоренных) - Аллор, 1999-2003
Дизайн - Джуд, 2003