Пестрая Книга Арды

Глава 9.

Приняв в свои мутновато сияющие волны новичков, дивная по определению жизнь в Благословенной земле потекла своим чередом. Они заново учились жить с отвычки, и старались делать это со вкусом. При всей своей издерганности Валмар вполне к тому располагал. Но, как ни странно (вроде, пристроились в Амане чего ж еще?), бывший обитатель их жилища вызывал у Аллора и Эльдин живейший интерес. После пары мысленных переговоров майа захотел познакомиться поближе со столь неоднозначной личностью, как только представится случай. Эльдин затея показалась достаточно безумной, чтобы быть интересной. Обоих смущало (не слишком, впрочем) присутствие там же нежно любимого ими Гортхауэра, но нет в мире совершенства...

А еще меня волнует, есть ли вообще хоть какой-то шанс проникнуть туда, Эльдин озабоченно покосилась на светильник-звезду.

Мне сдается, что необратимых и единичных явлений и случаев в мире не так много, как может показаться. Если кого-нибудь куда-нибудь отправили, и это место до сих пор существует, значит, оно достижимо повторно при определенных условиях. Кстати, Гортхауэр оказался там совсем недавно.

Канал, выбросивший его в Пустоту, был создан усилиями всего Круга? Или еще Творец добавил?

Если только этот канал не существовал с сотворения Арды.

А зачем он в те времена был для тварей из Пустоты? хмыкнула Эльдин.

Может, именно для Мелькора он и предназначался. Возможно, так уже в Замысле было и Эру сразу определил, что Мелькора с Арды выкинут.

Значит, специально туда запустил, чтобы остальные четырнадцать с ним разобрались?..

Делать нам больше нечего, как только в тонкостях Замысла разбираться: у нас цель поскромнее, усмехнулся Аллор.

За эту скромную цель тоже можно так схлопотать, что на все оставшиеся жизни хватит. Связь с Врагом это не звездочки на потолке.

Кстати, к звездам Манвэ тогда цепляться не стал, хотя, конечно, если что, то припомнит все.

Ох, чувствую, достанется нам... вздохнула Эльдин. Но я с тобой! Мне тоже интересно поспешно добавила она, увидев, что Аллор нахмурился.

Хорошо. Что-нибудь придумаем. А то как подумаю, что он там один, точнее, с этим своим истеричным сокровищем...

Ладно. А с чего или с кого начнем?

Думаю, с Ниэнны. Во-первых, это ее чертоги, во-вторых, насколько я понял, она всегда сочувствовала Мелькору.

А остальные Феантури?

Возможно. Если до чего-то с ней договоримся, попробуем привлечь Намо.

Да это прямо заговор какой-то. Еще поплатятся они...

Не пойман не вор. А они, полагаю, в состоянии утаить то, что им желательно утаить...

Тогда первое это Ниэнна. Собирайся, пойдем, Эльдин решительно вскочила с постели.

Наскоро одевшись и приведя себя в порядок, они выбрались из Залов и направились к Ниэнне, жившей неподалеку.

Скорбящая Валиэ приняла их вполне радушно. Давно отойдя от придворной жизни и предпочитая проводить время в семейном кругу у Намо или в Лориэне, она все же была рада гостям. Болтающаяся по всему Валинору парочка майар даже нравилась ей: несмотря на светскость и кажущееся легкомыслие, они могли быть серьезны и вдумчивы. Аллор и Эльдин с интересом слушали ее рассказы, а ехидность и даже цинизм их замечаний были вполне уместны и не смущали. История появления Эльдин в Благословенной земле также весьма впечатлила чувствительную Валиэ будучи свидетельницей воплощения, она в какой-то степени ощущала себя причастной к тому, что происходит с новыми обитателями Амана.

 Вот и сейчас, распорядившись подать угощение, Ниэнна указала майар на удобные кресла, оставшись возлежать на простой, но изящной кушетке. Поболтав о последних новостях их было, как всегда, немного, Аллор навел разговор на воспоминания, благо это не составляло труда, и вскользь упомянул Гортхауэра. Эльдин мимоходом отпустила довольно едкое замечание по тому же адресу, выразив удовлетворение тем, что возможность встретиться с этой личностью вторично ей не грозит.

Ведь так, госпожа Ниэнна?

 Валиэ задумчиво провела рукой по лбу кисть у нее была маленькая, какая-то полупрозрачная:

Пожалуй. Оттуда не возвращаются.

А если вернут? Такое возможно?

Кто? И с какой радости?

Мало ли. Допустим, еще что-то выяснить.

Чего уж тут выяснять... вздохнула Ниэнна.

Аллор пожал плечами. Эльдин вопросительно посмотрела на Валиэ. Та слегка нахмурилась.

Почему вы этим интересуетесь?

Так... Все же живем в его бывших покоях, нет-нет, да разговор и зайдет. Да и Гортхауэра вряд ли забудем. А ты ничего не знаешь?

Почему я?

Твои же чертоги. Окна и так за Грань выходят что там, кстати?

Ничего, уныло ответила Ниэнна. Пустота.

Как, совсем? Может, это не та Грань?

Тебе виднее, Эльди.Ты же из-за Грани вернулась если это не было наваждением... А действительно, что это было? Клянусь, никому не скажу! поспешно добавила Валиэ.

Я как-нибудь под настроение поподробней расскажу, ладно? Во всяком случае, это не Пустота. Пустота здесь, вокруг Арды, мы сквозь нее возвращались. Бр-р-р... поежилась Эльдин, вспомнив заклятое Кхаммулом щупальце. И они в этой Пустоте?

Имеется в виду, конечно, Грань этого Мира честно говоря, я не задумывалась о возможности существования более чем двух граней. Порог есть Порог. А далеко они не денутся: к Арде привязаны, как и все мы, Ниэнна меланхолично поигрывала медальоном из дымчатого агата на тонкой мифриловой цепочке.

Так и висят в Пустоте ни туда и ни сюда? развел руками Аллор.

Ну откуда я знаю?! Я туда и близко не подхожу, понимаете? Зачем? Какой смысл?!

Действительно. Все равно им ничем не поможешь. Да туда и не проникнуть, так ведь?

А если бы и попыталась, что я ему скажу? Ниэнна обхватила голову руками.

Ну что ты, это ведь преступление общаться с Врагом.

Да причем тут... А вам-то что до этого? Любопытно? Валиэ давно покинула ложе и расхаживала по комнате.

Допустим. Просто хотим взглянуть хотя бы на те же знаменитые Врата Ночи.

Взглянуть... Ниэнна странно посмотрела на майар, в ее темных глазах заплясали огоньки. А что? Я-то покажу. Взглянете...

Вот и чудесно мы готовы, радостно заулыбалась Эльдин.

Вы просто ненормальные! Нечто новенькое в Амане: сумасшедшие майар, пробующие на прочность Врата...

Аллор улыбнулся: Ниэнна была близка к истине.

А если и не столь они прочны сейчас, даже если... Куда им? К Манвэ на поклон? Или с Тулкасом о погоде беседовать?

Вот именно. Бессмысленность их появления в Валиноре даже такие ненормальные, как мы, способны понять.

Почему мы вообще обсуждаем эту возможность? Вы что, их посетить собрались?!!! Валиэ резко остановилась посреди комнаты, глядя на Аллора и Эльдин со смесью страха и любопытства. Те неопределенно покачали головами.

Мы не обдумывали прицельно такую возможность, но... почему бы и нет? Кто мы? Чем можем ему помочь? Право, ничего особенного не произошло бы. Вот если бы ты...

Нечего мне ему сказать. Даже в лицо смотреть не хочу я же ничем помочь не смогла...

Винишь себя? Зря. Тем более, когда это бесполезно. Да мы уж сами как-нибудь посмотрим, что это такое.

Не-е-ет, вас точно не поймешь. Берегитесь, не поздоровится вам, если кто узнает.

Не расскажешь, никто и не узнает, глядя на Ниэнну в упор, протянул Аллор.

Ну что, пошли? нетерпеливо вскочила Эльдин.

Чертоги Ниэнны, находящиеся на Грани Мира, доступного пониманию, построенные из серо-серебристого камня, при взгляде сверху представляли собой круг комнаты располагались одна за другой, в середине же был двор-сад, слегка напоминавший сады Ирмо, с озером в центре. Вытекающие из него многочисленные ручьи поили корни растущих вокруг плакучих ив, берез и осин. Вдоль каменистых дорожек росли мхи от пурпурно-черных до бледно-зеленых и золотисто-коричневых. Главный вход вел в комнаты, напротив же него, сразу за деревьями и озером, находились так называемые Врата Ночи, в которые только через сад и можно было попасть, обогнув его по краю или пройдя по дорожкам.

Дверь, ведущая за Грань Мира, представляла собой нечто, ворота напоминающее отдаленно. Змеилась серовато-зеленая, с ржавыми прожилками взвесь не то туман, не то изморось. Студенистая масса, состоявшая стоило приглядеться из слабо светящихся завитков и спиралей, перетекавших одна в другую, постоянно двигалась, переваливаясь. Она образовывала как бы прослойку между живым миром и внешней Пустотой липкую, мягкую и, возможно, непроницаемую. Оттуда, во всяком случае.

А отсюда? Аллор задумчиво вгляделся в способные довести до мороков, непрерывно извивающиеся линии и объемы.

Да вы что?! Шуму на весь Валмар не оберешься.

А из-за чего будет шум?

Она реагирует на любые попытки проникновения.

Мыслящих существ? Аллора явно посетила какая-то идея.

То есть? А какие же еще? Что ты имеешь в виду? прошептала Ниэнна.

Я имею в виду проникновение неодушевленных предметов, сознания, соответственно, лишенных.

Ниэнна пожала плечами. Задумываться над этим ей не приходилось не пироги же мятежному Вале в Пустоту передавать...

Ну и что? поинтересовалась она.

Ну и все, процедила Эльдин. Не умничать и не отсвечивать.

В общих чертах идея выражена верно, состроив глубокомысленную мину, пробормотал Аллор. Надо попытаться.

Вы бы уж тогда на мышах, что ли, попробовали сначала, посоветовала Ниэнна.

У них тоже какое-никакое сознание имеется, а работать с ним они, полагаю, не умеют. Опять же, жаль безвинную животину тиранить.

Да сдохнут они там это же Пустота, живности там не место, проворчала Эльдин. Мы уж сами: что нам сделается?

Манвэ пооткрутит все, что можно вот что, сердито сказала Ниэнна.

Аллор внимательно разглядывал дверь, подойдя вплотную. Колеблющийся прихотливый узор затягивал, в то же время оставляя ощущение пристального, настороженного внимания. Дверь словно всматривалась в непрошеного гостя. Попытался коснуться рукой клубящийся туман словно клеем залепил все поры на коже, но и только. Майа неторопливо отвел руку.

Ненормальные, грустно заключила Ниэнна.

Уж и поразмышлять нельзя на отвлеченные темы... возвел очи горе Аллор, а Эльдин в своей обычной манере подрожала ресницами.

Валиэ махнула рукой. Плакать она разучилась давно, а посему лишь мрачно поинтересовалась, хотят ли гости еще чаю. Хотят, как выяснилось. Аллор беззаботно разбалтывал ложкой сахар, поглядывая на Скорбящую Валиэ ясными ледяными глазами.

Вот что, подвела та итог, я вас предупредила. Ведь, если что, помочь вряд ли смогу. Попытаюсь, конечно, Ниэнна вздохнула, но... подумайте! Или хоть с Намо посоветуйтесь, что ли, он во Вратах больше моего понимает. Только осторожно: донести, думаю, не донесет, а все же чем больше посвященных, тем больше вероятность, что докопаются.

Спасибо, улыбнулась Эльдин, поднимаясь из-за стола, мы побережемся.

Сделайте одолжение, прикрыла глаза Валиэ.

Раскланявшись, майар двинулись к выходу, Ниэнна помахала им вслед. Ой, что-то будет, подумала она, только бы обошлось. И зачем им это?..

 

* * *

 

С Намо искатели приключений решили все же переговорить без обиняков. В конце концов, сам Книгу давал. Владыка Судеб был несколько ошарашен трудно было понять, с чего бы это его жильцами овладело подобное желание. Книга, что ли, произвела столь сильное впечетление?..

...Хотя бы, неопределенно пошевелил пальцами майа.

Ну и чем могу быть полезен? Намо пребывал в странном возбужденно-приподнятом настроении от нереальности происходящего наваждение, да и только...

Помочь выбраться обратно: вне сомнения, проникнуть туда легче, чем вернуться назад. Тем более что, пока будем добираться, сознание нам придется отключить.

А вы сможете вернуть его, когда потребуется?

Если задаться целью включиться в определенное время или откликнуться на внешние ощущения...

Интересно, какие?

М-м-м... Надо думать, будут не просто же куда попало ломимся.

Хуже. Лучше бы уж куда попало. Почему вы решили, что вообще их найдете?

Ну попал же Гортхауэр по адресу...

Откуда ты это знаешь? Что он тоже за Гранью понятно, но что они вместе?

Так он сам говорил... Аллор запнулся, прикинув, что, против своего обыкновения, сказал больше, чем собирался. Впрочем, какая разница: этот разговор и так уже тянул на ступенчатую...

Сказал? лицо Намо вытянулось. Когда? Как?

Как... Дотянулся оказывается, связь между нами до сих пор осталась. Так что побеседовали по душам.

А Мелькор?

Так он его и попросил попробовать связаться. Ему Господин-Учитель, наверное, такое про меня порассказал интереснее, что ли, темы найти не мог? Воистину, любопытство великая движущая сила.

Да уж, у Мелькора его всегда в избытке было.

Вот-вот.

А у тебя у вас вообще его переизбыток. На свою майарскую голову валарских сложностей ищешь.

Уже нашел.

С чем вас и поздравляю. А если возьму сейчас и донесу?

Не думаю.

А что? Во имя мира и порядка на Арде...

А тебе это надо? Не мир и порядок, а то, что нами вплотную займутся? Вытянут и Черную Книгу, и мятежных майар... Сам же сказал, что для Манвэ в мысли влезть проще, чем трубку выкурить. Аллор безмятежно потягивал вино из граненого кубка.

Намо нахмурился:

Пугаешь?

Отнюдь. Ты вообще этого делать не будешь. Иначе бы на нас так после визита в Ильмарин не косился.

Вала опустил глаза ему до сих пор было неловко за свои подозрения.

Да-а, на вас где сядешь, там и слезешь... А все же что ты ТАМ делать будешь? Что ты ему скажешь?

Было же пока что сказать. И вообще, кому в радость одному сидеть? Может, наш визит его хоть как-то развлечет.

Скажешь тоже... Ладно. Я попробую проследить за вашим посещением и вытащить попытаюсь. Ниэнну вы, судя по всему, уже уболтали? Вот и навещу сестренку в очередной раз. А вам там плохо не станет в Пустоте?

Так мы же майар...

Всего лишь.

Ага, как с Арды не уйти, так майар, а как в Пустоту соваться, так не потянем, прищурилась Эльдин.

Ворота в Залах по-другому работают, и вообще... Посмотрим, дело ваше. Ты бы хоть о ней подумал, ненормальный! повернулся Намо к Аллору.

А что? Если что-то случится, так с обоими, тряхнула волосами Эльдин. Поодиночке пробовать смысла нет: насиделись уже порознь три тысячи лет!

Намо развел руками. Его странные предчувствия сбывались: затевалось неслыханное, и чем оно могло закончиться, Эру ведомо, если Он что-то на этот счет вообще думает или думал. И это еще явно было началом. А что потом? Владыке Судеб стало не по себе будущее было туманным, разрозненные образы мелькали перед внутренним взором угрожающие, мрачные: блеск мечей, ярость, окровавленные ладони, бешеный смерч, тревога и напряжение, висящие в словно застывшем кристаллами алмазной пыли воздухе... Видения пугали, но разобрать что-то яснее он не мог. Или боялся? Может, обойдется? И понимал, что нет...

 Намо вернулся в реальность и обвел взглядом сидящих перед ним майар.

Будь что будет, сказал он. Я помогу вам. Мне-то там делать нечего... Скажете, когда будете готовы.

Да хоть завтра. Или, еще лучше, сегодня вечером.

Хорошо. Зайдете ко мне, как солнце сядет.

Договорились. Аллор и Эльдин, раскланявшись, с довольным видом направились восвояси.

Вала с грустью и легкой завистью посмотрел им вслед.

 

* * *

 

Не успели тени смешаться с сумерками, как майар уже ждали Владыку Судеб, изменив своей привычке повсюду опаздывать. Намо вышел к ним, и они направились к Ниэнне. По дороге Вала прикидывал, не дойдет ли вся эта история до Вайрэ, видящей все, что уже произошло, но понадеялся, что происходящее за Гранью недоступно видению Ткачихи Судеб, иначе какой-нибудь гобелен с Мелькором у нее бы проявился. Больше всего Намо боялся, как бы Манвэ что-то не учуял в этом случае пришлось бы противостоять проницательности Короля. В крайнем случае скажу, что я пытался, на прочность пробовал не полезет же он сам туда, думал Вала.

Ниэнна встретила их на пороге, не выказав удивления, только глаза еле заметно блеснули. Она провела гостей через сад, на террасу, в дальнем конце которой виднелась дверь в Никуда. Компания остановилась перед ней, созерцая.

Вы хорошо подумали? проговорила Ниэнна.

Продумали, не то ответил, не то поправил ее Аллор. Сейчас нам надо сосредоточиться, отрешиться от всего...

Когда попытаться связаться с вами? поинтересовались Валар.

Сможете по предмету настроиться на его владельца? я ношу его достаточно давно, сказал Аллор, снимая с запястья изящный серебряный браслет. Намо повертел его в руках, зачем-то взвесил на ладони, накрыл второй от браслета шла еле уловимая вибрация. Прикрыв глаза и сосредоточившись, он представил майа образ нарисовался очень быстро и четко: Намо не обратил, естественно, внимания, как одет Аллор, но сейчас мог разглядеть подробно. Вала открыл глаза и взглянул на майа поза и одежда были такими же, как он видел мысленным взором. Намо почувствовал: он сумеет им помочь. Порой он осознавал многое, еще лишь предстоящее, как уже свершившееся, и редко ошибался.

Хорошо, я справлюсь. В крайнем случае, придется вас оттуда вытаскивать, а ты потом уж сам Манвэ объясняй: дескать, по пьяни затянуло, усмехнулся Вала.

По пьяни? Это идея, оживился Аллор. Пожалуй, бутылочку-то прихвачу то ли за свидание выпьем, то ли неудачу зальем.

 Эльдин одобрительно кивнула. Аллор опустил бутыль в сумку.

Мы готовы.

Майар направились к двери. Приблизившись к ней, они прикрыли глаза, уходя в себя, вычищая сознание, глуша в нем то, что непосредственно было связано с хоть какими-то проявлениями личности.

Завеса опускалась на воспоминания и мысли, гасила чувства. Ничто. Не-я. Ни Арнора, ни Нуменорэ, ни Мордора, ни Валинора... Никто. Ниоткуда. В никуда. Осталась только цель, задающая движение. Ведь там, в Пустоте, все движется они поняли это еще раньше по кратчайшему пути, направленному к выходу в Эа. Ступивших за Грань относит, уносит вон. Эльдин помнила, как это, но тогда Арда не держала ее. Однако ни Валар, ни майар, ни даже элдар не могут покинуть пределы созданного ими и для них мира. Путь в Бесконечность им закрыт... Значит, как маятник от и к... Повиснув в густом Ничто.

Они медленно, как во сне, подошли к Завесе, коснулись ее светящиеся витки, как крошечные щупальца, потянулись к ним, притягивая и вбирая. Майар словно погружались в зыбкую, покрытую густым мхом трясину. Еще одно движение их ли движение, или сокращение чародейских присосок, и дерзкая парочка скрылась за Вратами Ночи. И словно ничего не произошло, просто сомкнулись за ними хаотично перемещающиеся спирали. Первая часть плана свершилась.

Намо и Ниэнна сидели у Двери, боясь пошевелиться или вздохнуть. Ниэнна взглянула на брата. Намо разжал ладонь, взглянул на браслет.

Буду ждать, прошептал он. Мои постояльцы, я ему воплощаться помогал. И ее воплотить...

А я? Я тоже там была. И... он Олорина знал... Да какая разница? Пускай сюда хоть Манвэ явится с Тулкасом впридачу я этих ненормальных не брошу.

Я все понимаю...

Тогда я принесу чай, Ниэнна решительно удалилась, распрямив плечи. Сунув браслет за пазуху, Намо устроился поудобнее дожидаться.

 

* * *

 

Осклизлая серо-бурая взвесь умозрительного прохода слегка завибрировала, дернув зависших в ее цепких объятьях пленников. Любое колебание отзывалось в них, растянутых между Ардой и Эа. Для Гортхауэра это не имело существенного значения призрак колыхнулся в тусклых волнах и обрел прежнее положение. Мелькор поморщился сдвинулась цепь, сместив наручник. Уже многие тысячи лет вися в Пустоте и не имея возможности уйти, он невольно соткал вокруг себя подобие кокона впрочем, скорее не-свет-не-тьма, подобно раковине-жемчужнице, окружила инородное тело тонким слоем сгустившихся частиц, отторгая его. Вала не противился: сил уже не было. Ни сопротивляться, ни бороться, ни протестовать, ни... творить? Где? Здесь? Остатков воли ему хватило на то, чтобы никто не увидел, как мучительна для него всепроникающая Пустота, разрывающая самую его суть, растягивающая, как на дыбе, меж миром и мирами. Нечего Валмарский двор потешать. И Творец, если наблюдает за расправой, не получит удовольствия видеть его таким. Опустошенным и бессильным. Впрочем, Творец никак не отреагировал. Не снизошел? Не удостоил даже отеческим плевком? Тягучими жирными каплями ползло время, наполненное слепым одиночеством, глухой тишиной и ноющей болью, привыкнуть к которой было сложно. Впрочем, привык не прошло и пары тысяч лет. И все же бездействие и одиночество были хуже всего. Даже при том, что к последнему он притерпелся но свыкнуться, принять не мог. Но крах, очередной крах всего... Он мучительно пытался понять, в чем его вина, в чем ошибка. Почему все так? Конечно, где ему было устоять против четырнадцати... И все же... Как он мог кого-то создавать, кого-то собирать вокруг себя опального Валы? Эгоизм? Чтобы не быть одному? Поделиться тем, что было в нем, и тем, что он видел? Ведь если не для кого творить, петь, сочинять зачем жить, зачем быть? Год за годом всплывали в памяти все эпизоды его долгой жизни, с тех пор, как осознал себя собой. Темное мерцание Эа, блеск Альмарена первого приюта Валар, чистый, прозрачный холод Утумно-Хэлгора его одинокой крепости... Мелькали чередой лица ужасные и прекрасные, ненужные никому твари, с которыми он счел себя обязанным возиться, и ученики. Вспоминая их живыми, такими, какими они были когда-то, и зная, что их больше нет, он мог лишь бессильно скрежетать зубами. Память, увы, была превосходная, не замутненная ничем, и безжалостно преподносила картину за картиной зримо и ярко, доводя до исступления, скручивая в мучительной судороге. Сотни и тысячи раз прокручивалось перед мысленным взором прошлое, обжигая, как раскаленные угли. Казалось, что еще немного, и истерзанный разум покинет его, но спасительное безумие не приходило. Это не для стихий. У него не было будущего, только прошлое зато разнообразное. Мелькор пытался, в минуты особого отчаяния и бессилия, сосредоточиться на том хорошем и радостном, что видел (это казалось слабостью, но сознание, расщепляясь в бесконечной пытке, отказывалось противиться порыву), и не мог. Любое такое воспоминание тотчас же заволакивалось тенью, лилась кровь, проносилась череда знакомых лиц, искаженных горем, болью и яростью. Это было хуже незаживающих ран. Конечно, каяться он и не думал. Никогда больше его не увидят на коленях, и мольбу о пощаде не услышат. Может, Творец до сих пор чего-то подобного от него дожидается... Да лучше уж на цепи в ошейнике сидеть, чем перед Единым и иже с ним на задних лапках бегать.

А когда объявился Ортхеннэр, развоплощенный, дрожащий от бешенства совсем иной... Другим отсылал он его из Аст Ахэ, чтобы тот сохранил то, что еще можно было спасти. Его Ортхеннэр Черный Властелин? То, что удалось узнать от майа, резануло, как тупым кинжалом, как же это? Мститель... Кому-то он, конечно, на хвост наступил, но столько натворил... И наступил не тем, кому следовало бы. И ведь не просил он, Мелькор, своего сотворенного и ученика об этом. Только сохранить. А тот надеялся устоять против военной мощи Амана и примкнувших к нему людей и эльфов... Мальчишка полководец, воин, сильный и часто жестокий, все равно мальчишка. Ну, Нуменор развалил, накрутив их сумасшедшего короля с боем брать у Валар бессмертие и что? Конечно, это месть заставить Могущества уничтожить ими же выпестованный народ. И все равно неладно: этот ужасный культ, и кого, его Мелькора?! Кровавые жертвы ему?! Бр-р-р... Одно положительное качество выявилось у перекрывающей любой приток силы цепи Ангайнор: от этой гадости тоже уберегла... А чего стоит ниточкой потянувшаяся оттуда эта история с нуменорцем, с последним учеником-слугой... Назгулы додумался же до такого! А получилось, что заглотил Ортхеннэр кусок не по силам и подавился. Лучше бы сидел тихо на Арде. Мелькор был готов к вечному одиночеству, только бы знать, что где-то в Средиземье живет его ученик. А так все пропало. Или не все? Для них все. Бесконечное заточение. Бедный Ортхеннэр... Вала постоянно ощущал пронзительную жалость и бессильную ярость ученика, обреченного видеть его, сильнейшего из Айнур, искалеченным и беспомощным. Жалость выводила Мелькора из себя, он мучительно стыдился того, что способен вызвать ее, а как скрыть что-либо, если все на лице написано в буквальнейшем смысле? Изящно добил его братец, ничего не скажешь...

Мелькор как можно незаметней вздохнул. Впрочем, неусыпно взирающий на него Гортхауэр уже был рядом. Вибрация повторилась кто-то или что-то двигалось на них. Вала поднял голову, вслушиваясь.

Учитель, что это? Кого еще несет?

Не знаю. Посмотрим.

Ослепленный Вала не мог видеть, но ощущения обострились. Вскоре он вычленил из белесой мглы две сущности, скользящие в их сторону. Что-то вполне материальное, но не несущее в себе никакого сознания, ничего, что помогло бы узнать, кто это. Нет мыслей смутное, слабое нагромождение образов... Майар он и она. Почувствовал, как застыл от удивления Гортхауэр.

Кто это, Ортхеннэр?

Это... Аллор и... девушка эта его... промямлил пораженный ученик.

Мелькор резко выпрямился, потянулся к прибывшим.

Как, они? Откуда? Почему? Что с ними?

Гортхауэр пожал плечами. Лица майар были отсутствующими, словно замороженными, а глаза пустые, без всякого выражения...

Не знаю, Учитель. С ними что-то сделали они даже не в обмороке, это... как будто им стерли память...

О Тьма Великая! За что?! Неужели за эти разговоры? Кто-то узнал? Или он и впрямь пытался проникнуть сюда? Сумасшедший! Но так покарать?! Будь я проклят: к чему ни прикоснусь, все рушится, портится, пропадает! Ну зачем я попросил тебя связаться с ним! Проклятый эгоист, любопытство замучило: соскучился, видите ли, за шесть тысяч лет по обществу...

Мелькор стиснул виски. Глухо звякнула цепь. Гортхауэр мрачно покосился на неподвижные фигуры. Черный Вала приблизился к ним вплотную, положил ладонь на лоб майа. Тот слегка пошевелился, но промерзшие, казалось, до самого дна глаза остались прежними. Глаза Вала мог видеть даже теперь.

Ну что же вы? Что делать? Может, и вовсе не трогать их, велика радость очнуться здесь? Как я мог? Как я мог... Мелькор спрятал лицо в ладонях.

Добили, гады! яростно подумал Гортхауэр. Послав еще одно мысленное проклятие Манвэ, он прижался к Учителю, не зная, как помочь. Свою ненависть к Аллору он отодвинул подальше сейчас было важно одно: они нужны Мелькору.

Внезапно майа приподнялся, тряхнул волосами, отчего те разлетелись, на мгновение спрятав лицо, и зажмурил глаза. Когда они снова открылись, выражение их еще было безумным, но иным. Мелькор подался вперед и столкнулся с цепким, осмысленным, отливающим сталью взглядом. Рядом зашевелилась девушка, и глаза майа, разом потеплев, обратились в ее сторону. Она потянулась и внимательно осмотрелась. Остановив взгляд на Мелькоре, улыбнулась:

Приветствую тебя, Вала. Меня зовут Эльдин.

Она безразлично кивнула Гортхауэру.

Здравствуй, Мелькор. Мы уже знакомы, Аллор это я.

 Мелькор, не пришедший еще в себя от произошедшей с нежданными гостями перемены, растерянно кивнул...

 

* * *

 

Четверо висели в Пустоте, приглядываясь по мере сил и возможностей друг к другу.

Так вас не наказали? с некоторым облегчением спросил, наконец, Темный Вала.

Да нет пока. Это мы сами. Помнишь, я ведь обещал.

Мало ли, Мелькор пожал плечами, чего не скажешь сгоряча.

Разумеется, но попробовать стоило.

Ты уверен? усмехнулся Вала.

Пока да, ухмыльнулся Аллор. Рад тебя видеть, добавил он чуть другим тоном, протягивая руку для пожатия.

Мелькор невольно последовал его примеру, и спохватился, лишь когда майа коснулся его ладони. Аллор мгновенно ослабил хватку. Мелькор попытался отдернуть кисть и спрятать в рукав, но изящные пальцы держали ее, как стальные наручники, аккуратно и мягко, впрочем. Вглядевшись, майа вскинул брови, его глаза неприятно сузились. Эльдин поджала губы.

Не надо, не смотри, выдавил Мелькор, отворачиваясь и пряча покрытое шрамами лицо за прядями полуседых волос.

Отчего же? усмехнулся Аллор. Ах, да, конечно, Гортхауэр, вне сомнения, порассказал о моем болезненном эстетстве. Да, это действительно некрасиво.

Непривычная судорога прошла по руке через тело майа. Аллор ощутил в себе присутствие чужого сознания, сосредоточенно изучающего пораженную поверхность. Что-то знакомое... Дары побратимов, ушедших в Эа... Изменение почувствовали и Мелькор с Гортхауэром. Иная сущность захлестнула их гостя, движения изменились, став уверенней. Бережно, но твердо он сжал ладонь Валы в своих. Замер, собирая силу не размышляя, подчиняясь внутреннему голосу того, кто знал, что делает. Ледяная волна просочилась сквозь кончики пальцев, выжигая шрамы, разглаживая кожу. Майа чувствовал, как еле заметно распрямляются скрюченные пальцы под его рукой. Ощущал, как уходит сила значит, действует.

Прекрати! прошипел Вала. Ты что?!

Попытка не пытка, ухмыльнулся углами губ Аллор, отпуская пальцы беспокойного пациента.

Гортхауэр изумленно отшатнулся, Эльдин присвистнула. Мелькор недоуменно провел рукой по лицу ожоги почти затянулись, ставшее привычным жжение ушло. Он повернулся к Аллору, всматриваясь пустыми глазницами в лицо майа.

Никто не мог... прошептал он.

Ты не давал во-первых. Не хотел ни на кого всю эту дрянь сваливать, да и не верил, что что-то можно сделать. А сейчас у тебя просто нет сил иметь свое мнение по этому поводу, Аллор смотрел на Валу со своей обычной усмешкой. Ну и... по-моему, ничего вечного все же нет...

Ты хоть какие-то правила и условности признаешь? отрывисто рассмеялся Мелькор.

Майа задумался, для верности подперев щеку рукой и высунув кончик языка. Эльдин прыснула.

Не знаю. Эстетические, наверное...

И как же ты в Валиноре живешь? ехидно поинтересовался Мелькор.

Да уж живу. А там, кстати, очень мило. Я порой прямо как дома себя чувствую, на губах майа появилась двусмысленная ухмылка. Мелькор покачал головой:

Как только вам за такие умонастроения уши не открутили...

А мы что, на каждом углу о них трубим? К тому же в Валиноре действительно много славного, и публики хорошей хватает. Ниэнна вот с Намо нас у Врат дожидаются.

Вы и их втянули?

Боюсь, что своими силами вернуться окажется сложнее, чем попасть сюда.

Да, пожалуй, хмыкнул Вала. Вся эта абсурдная, по сути, ситуация его уже веселила. Эльди, ничего, если я так к тебе обращусь? майэ кивнула, а тебе как?

А какая разница? Где живем, там и дом. Все мое при мне, она нарочито по-хозяйски обняла Аллора за плечи. Тот взъерошил ей волосы. Мелькор невольно улыбнулся привычно-осторожно:

Вот и замечательно. Валинор действительно может быть хорош если ко двору прийтись.

Именно. Вот и общаемся потихоньку. У Ирмо с Эстэ часто бываем, Мелиан там, опять же. Ну и в Ильмарин наведываемся.

В Ильмарин? Вы туда вхожи?

С тех пор, как посетили первый раз, а что?

Ничего, Мелькор покосился на Гортхауэра, всем своим видом показывающего: Я же говорил придворный лизоблюд!

Эльдин одарила призрачного майа таким ласковым взглядом, что, не будь тот уже развоплощен, ему бы ничего не осталось сделать, кроме как провалиться сквозь землю.

Не вижу в этом ничего странного, вскинул брови Аллор. Впрочем, Намо тоже насупился сначала, но потом успокоился. А Манвэ у нас был, когда Нуменорэ поминали.

Там?!

А где еще? Мы же там живем.

С чего бы это он вот так зашел?

Узнать что-то хотел или просто полюбопытствовал, почему бы и нет?

Вполне в его духе. Ну и?..

Ну и все. Мы с Эльди Нуменорэ поминали, я уже хорошенький был поистине, Валмар мне очень Армэнелос напоминает, накрыло...

Аллор нахмурился. Гортхауэр переместился за плечо Учителя.

Они с Намо и попали под горячую руку: высказал я все, что по этому поводу думаю, закончил майа.

И?.. на лице Мелькора читалось недоумение. Этот сумасшедший наговорил всякого самому Манвэ? Его бешеному, нетерпимому братцу?

И... выпили за изгнанников.

Да, изгнанники все, повторил он, заметив замешательство Валы. Сам посуди: творили, воевали, пригрели в кои веки народ, а они на вас же: завоюем, выгоним, бессмертие отберем. Я что, не помню, как Ар-Фаразон по пьяни орал, мол, добром не отдадут, так нуменорских плетей отведают... Тут на все плюнуть захочется. Воззвали с горя к Творцу, а Он и откликнулся даже Манвэ, Единого лучше других знавший и понимавший, такого вообразить не мог... Так что попили-попели, утраченный дом помянули...

Манвэ хорошую песню спел... вздохнула Эльдин.

Какую?

Майар на пару припомнили слова лицо Мелькора застыло, рука судорожно сжалась.

Где он ее взял? глухо проговорил Вала.

Кажется, это его... прошептала Эльдин.

Только ты этого не слышал, мы ничего не говорили, неожиданно жестко сказал Аллор.

Кому мне рассказывать? невесело усмехнулся Мелькор.

Неважно. Мы в Валмаре никому не скажем он это знает, и ты никому...

Мелькор ощутил это не страх перед Королем Мира, что-то другое. Сочувствие? Оберегают, как глубоко личную тайну. Отчего бы?

А почему такая секретность? Что удивительного в том, что он поет? В том, что снизошел до того, чтобы спеть вам, и по такому поводу?

Он вообще не поет, отрезал майа.

Как? пораженный Мелькор вскинул бровь. С каких это пор?

С тех самых... Мелькор, ты хорошо меня понял?

Вале показалось на мгновение, что он видит перед собой Короля полыхающие холодом синие огни. Вот оно как...

Я понял. От меня и Ортхеннэра это никто не услышит, обещаю хотя оно, обещание, особой ценности не имеет: кроме вас, нам говорить не с кем.

Не суть, взгляд Аллора смягчился. Не обижайся на меня, хорошо? Я бываю очень неприятным собеседником...

Бешеные нуменорцы! подал голос Гортхауэр.

Да, бешеные! повернулась в его сторону Эльдин. Зеленые глаза зловеще блеснули.

Знаете, давайте лучше выпьем за свидание, улыбнулся Аллор.

Улыбка была хорошая Вала подивился про себя, как быстро меняется бывший нуменорец. Такого вычислишь...

Извините, кубки не прихватили, виновато улыбнулась Эльдин. В другой раз возьмем.

В другой раз? Вы что, ненормальные? Один раз сошло надеюсь, так...

...И другой раз сойдет, беспечно махнул рукой Аллор, извлекая пробку, и поднес бутылку Вале.

За вас, чокнутые недомайар! Мелькор сделал порядочный глоток. Терпкое, сладковатое вино мягкой волной разлилось по телу, с непривычки слегка ударив в голову. Хорошая вещь.

Дрянь стараемся не пить, хмыкнула Эльдин, принимая бутылку из его рук.

За встречи, пригубил напиток майа.

Мелькор виновато покосился на ученика, не имеющего возможности принять участия в гулянке, покачал головой и развел руками. По-змеиному зашелестела Ангайнор. Аллор и Эльдин нахмурились.

Не обращайте внимания, сказал Мелькор.

Сложно. К сожалению, нам эта штука не по зубам.

С чего вы вообще это говорите? Не пришло бы еще вам в голову освобождать меня Врага, Моргота Черного... Вала нервно рассмеялся.

Как знать... покачал головой майа. И не называй себя так: мы в гостях у Мелькора.

Просто так сложилось в свое время, а мы получили возможность составить свое мнение по этому поводу, сказала Эльдин, неожиданно ласково коснувшись густых волос Валы.

Не надо! отшатнулся Мелькор. Не придумывайте, я знаю, на это невозможно смотреть без отвращения, я выгляжу ужасно, уродливо вы же не выносите этого...

Совершенно верно. Поэтому попытаемся что-то сделать. Надеюсь, позволишь? Тем более, что ты красив: чтобы это разглядеть, мне подобное безобразие, он покосился на шрамы, не помеха.

Что еще вы задумали?

Посмотрим, справимся ли с лицом, а то ты и улыбнуться как следует не можешь.

Мелькор махнул рукой: в чем-то майар были правы. Но как неудобно... И зачем? Какая разница, в каком виде вечно висеть в Пустоте? А главное, зачем им все же это надо? С какой радости им общаться с опальным Валой когда лучше бежать от него, как от зачумленного? Что он может дать взамен? На что они рассчитывают? Язык не поворачивался назвать его гостей наивными. Жалость? Только не хватало! Меж тем Аллор осторожно вел руками вдоль его лица под ладонями начали подсыхать незаживающие шрамы, а более мелкие царапины почти исчезли, оставив еле заметные белесые полоски.

Все, пока больше не могу, майа устало опустил руки, разглядывая творение их, как художник картину после очередного сеанса. Но так уже лучше.

Зачем все же вам это? Откуда у тебя тяга к целительству? Причем тут я?

Ну прямо допрос какой-то, наморщил нос Аллор, впрочем, заявить что-нибудь вроде какая тебе разница так захотелось было бы невежливо и некрасиво. Но... тебе Гортхауэр никогда не рассказывал, как он у меня в салоне оказался? А какой еще там народ пробегал, тоже нет? Ну, порасспроси его на досуге. А целительство... дар одного из побратимов... Говорят также, что в королевском роду дун-эдайн способность к этому наследственная. Кстати, на роль защитника угнетенных я никогда не претендовал и не претендую, просто ты мне симпатичен прости за некоторую фамильярность. Ну и, если уж хочешь резонов ты очень помог мне в самом начале, когда я сидел и раскисал у Намо в Залах.

Мелькор усмехнулся:

Раскисал... Скажешь тоже. Мне ведь тогда просто любопытно было, Унголиант меня побери...

Значит, квиты. Давай еще выпьем.

За разговором время прошло незаметно. Пора было собираться восвояси. Майар попытались сосредоточиться, представив чертоги Ниэнны, а заодно и дотянуться до Намо. Мелькор присоединился к ним, сил у него было не больше мешала Ангайнор, но все же... Пространство вокруг слегка завибрировало, образуя подобие коридора. Попрощавшись, Аллор с Эльдин направились туда, старательно вогнав себя в то же отрешенное состояние, в котором прибыли.

Путь обратно был значительно сложнее Пустота не спешила расставаться с новыми гостями.

 

* * *

 

Сидящий у Врат уже который час Намо, коротая время за чашкой чая, почувствовал зов, исходящий от браслета, и мгновенно достал его. Он чуть подрагивал, а серебро слегка потускнело. Сидящая рядом Ниэнна коснулась рукой прихотливого узора Врат.

С ним что-то не так?

Не знаю, Намо прикрыл глаза, настраиваясь.

Он разглядел две фигуры, двигающиеся в мутной мгле, словно подхваченные ветром, неровно, как будто планируя в клочьях скользкого тумана. Он постарался добраться до них, притянуть это было нелегко, поскольку односторонне. Впрочем, Намо был готов к такому и изо всех сил потянулся к своим беспутным, отчаянным постояльцам. Вскоре он почувствовал, как протянулась между ними незримая нить, и начал осторожно подтягивать путешественников к себе. Это оказалось не так уж сложно они и сами каким-то непонятным образом продвигались в нужном направлении. Ниэнна пристально вглядывалась в змеящийся узор Перехода и почти выхватила из него показавшихся наконец-то в живой мир майар. Те мягко осели у Врат, сползши по стене. Впрочем, склонившиеся над ними Феантури наткнулись на вполне сознательное и даже довольное выражение лиц: возвращение в нормальное состояние отняло у Аллора и Эльдин уже гораздо меньше времени.

Ну, как вы? нетерпеливо накинулись Валар на любителей прогулок в Пустоте.

Приятно, что поинтересовались сначала нами, мысленно сказал Аллор спутнице, хороший признак, не правда ли? Эльдин, прищурившись, ухмыльнулась в ответ. Ниэнна пожала плечами:

Что это вы?

Так, мелочи, все в порядке, улыбнулся Аллор, поднимаясь и подавая руку Эльдин.

Так что ТАМ делается?! терпение окончательно отказало Намо.

Дай им хоть отдышаться! спохватилась Ниэнна. Садитесь, обратилась она к майар, хотите чего-нибудь?

Нет, спасибо, умиленные столь теплым приемом, ответили путешественники, располагаясь в креслах.

Рассказывайте же! Намо подался вперед, сплетя пальцы. Ниэнна забралась с ногами на излюбленную кушетку и обхватила колени руками, впившись в рассказчиков темными, как глубокие колодцы, глазами.

 

* * *

 

Неожиданные гости растворились в душной мгле. Мелькор ошалело потряс головой, словно отгоняя наваждение. Удивить чем-либо его было трудно, но окончательно этой способности он не утратил. Как и известного всем любопытства. Общество недомайар доставило ему удовольствие с ними было как-то легко, и свободно говорилось о самых серьезных вещах. Ему казалось, что они знакомы уже давно, и не ощущалось необходимости быть поддержкой, продумывать слова, быть готовым ответить на мучающие собеседника вопросы короче, быть Учителем... Непривычный покой, невыносимая легкость бытия... Только за них было страшно что-то нереальное, что-то нездешнее. Гости...

Гортхауэр пребывал в задумчивости.

Ну и что ты на это скажешь, Ортхеннэр? повернулся в его сторону Мелькор.

Полный бред! выдохнул тот. Так не бывает. Чего это он? И еще с ней...

То есть?

А вдруг это провокация Манвэ? Как они могли сюда проникнуть? Запирал-то он!

По-моему, теперь тебе всюду происки Манвэ видятся. Они же не скрывали, что поддерживают с ним хорошие отношения, если не дружат... Могли бы и ругнуть... Впрочем, это было бы безвкусно не их стиль. Да и зачем это Манвэ, скажи на милость?

Поинтересоваться умонастроением, да не нагулял ли жирку в безделье, не собрался ли вновь основы потрясать, прошипела тень.

Мелькор грустно усмехнулся:

Потрясать... Как раз. Да нет, не думаю... Зачем?

А так, из чистого паскудства.

И исцеление тоже его провокация?

А что? Может, жалко стало, призрачный майа рассмеялся подобной нелепости, не самому же лезть. И не Эонвэ, смех его уже смахивал на истерический. А из них все могли вытянуть. И послать. Войти в доверие...

Ну и? Мелькор подпер щеку кулаком, слушая логические построения ученика.

Ну и... если что, добавить еще... майа осекся: Мелькор хохотал, запрокинув голову, несколько раз взмахнул рукой, забыв про цепь, звякнувшую с оттенком недоумения, так показалось сбитому с толку Гортхауэру.

Еще добавить... Вылечить, подбить на побег и... какой бред! Вала провел рукой по лбу. Нет, Манвэ, конечно, фантазер, но не настолько же. Мелькор резко замолчал. Ортхеннэр, Ортхеннэр, как же тебя потрепало отовсюду пакостей ждешь... Он коснулся призрачного плеча.

Он меня предал... мрачно процедил Гортхауэр. Впрочем... все равно. Подумаешь, Мордор разнес. Это не Валинор...

Завидует, что Аллор за себя сумел ему отомстить, а он за меня, за всех нет... пронеслось в голове Валы.

Не злись, Ученик. Он, конечно, еще дел натворит, я чувствую... Но... я бы хотел, чтобы они были целы и с ними больше ничего не происходило. Хотя где там... Помоги им Тьма.

Мелькор погрузился в размышления. Пустота к тому располагала.

 

* * *

 

Рассказ любителей поболтаться по гостям подошел к концу. Намо сидел с озадаченным видом, Ниэнна в задумчивости заплетала в очередную косичку пышные серебристые волосы.

Не похож он на Врага, проговорил Аллор, затягиваясь самокруткой.

Просто какая-то глупость, непонимающе пожала плечами Эльдин, ведь с ним так интересно...

Намо сгорбился в кресле:

Лучше бы уж он на Арду не совался, да где там... Не мог никогда в рамки уложиться. Нас это пугало и злило. Особенно после произошедшего с Ауле. Он вдруг так изменился... Манвэ с тех пор меняться начал...

Замысел охранять принялся ревностно? Да, понятно... Аллор прищурился, что-то прикидывая про себя.

Дальше больше, продолжал Намо, и ничего не остановить, не изменить: Арда, казалось, была мала для него. Может, так и есть... Ну и что?! он стукнул кулаком по резному подлокотнику.

Такова была воля Творца... Впрочем, такова ли? Этот суд... Скорбящая Валиэ опустила голову. И ничего не вернуть, ничего не исправить. Может, зря вы туда сунулись? Как ему теперь? Напомнить о жизни обреченному на вечную не-жизнь...

Все-таки лучше, чем ничего, мрачно пробормотала Эльдин. И никого, добавила она.

Все когда-нибудь меняется, проговорил Аллор, может, что-нибудь удастся сделать. Может, Творец гнев на милость сменит или Манвэ все надоест... добавил он тише.

Ага, Тулкас разлюбит войну, Йаванна разведет драконов, а Ульмо морская болезнь одолеет, усмехнулся Намо невесело.

Как знать... Пока все идет, как идет, мы намерены наведываться к нему. А там... Задачи стоит решать по мере их поступления.

Соберетесь еще скажите, поможем, Намо протянул Аллору браслет.

Нам бы самим научиться справляться, а то все время тебя дергать...

Да я что... Вот если бы самому... Но тогда точно шуму будет... Может, бежать им помочь? неожиданно сказал он. Ниэнна широко открыла глаза. Нет, это, конечно, невозможно...

Это тоже стоит обдумать, усмехнулись майар, хорошо обдумать.

Может, дома обдумаем? устало спросила Эльдин минуту спустя.

 

* * *

 

Похоже, мы нарушаем священный принцип благополучия бытия, проговорил Аллор, лениво разглядывая крупную зеленовато-голубую звезду в левом углу, никуда не лезть и ни во что не вмешиваться.

А мы и не лезем это нами интересуются. Кстати, а мы я или ты, хоть раз его вообще соблюдали, этот принцип?

М-м...

Вот и я не помню. Меняться вроде поздновато.

В наши-то почтенные годы... Аллор смиренно дождался, пока Эльдин поудобнее пристроит голову у него на плече, и прикрыл глаза, погружаясь в очередную реальность...

 

Тексты и иллюстрации (кроме особо оговоренных) - Аллор, 1999-2003
Дизайн - Джуд, 2003